Андроново. Вероисповедание

С наступившим новым 2023 годом, друзья!

Сегодня этой статьей мы начинаем публикацию цикла статей Сергея Плохова.
Сергей проделал большую работу по воссозданию истории своей семьи, своего рода.
Спасибо, Сергей!

Старинная деревня Андроново, расположенная в заклязьминской части Павлово-Посадского района и протянувшаяся вдоль нынешнего Большедворского шоссе от карьера Байкал почти до самого Заозерья, ныне утратила свою административную самостоятельность, превратившись в одну из улиц посёлка городского типа Большие Дворы. Однако до сих пор, как и почти на протяжении всего своего существования, она остаётся значимым духовным центром старообрядчества, не только подмосковного, но, смею думать, и российского.

Старообрядчество или древлеправославие (на всякий случай позволю себе напомнить) – это совокупность религиозных течений и организаций в русле русской православной традиции, отвергающих предпринятую в 1651 – 1660-х годах московским патриархом Никоном и царём Алексеем Михайловичем церковную реформу. Целью этой реформы провозглашалась унификация богослужебного чина Русской церкви с Греческой церковью и прежде всего с Константинопольской церковью, но фактически реформа создавала условия для секурялизации, то есть обращения церковной и монастырской собственности (движимого и недвижимого имущества) в пользу государства. Желающие ознакомиться с этим вопросом подробнее могут обратиться к специальной литературе или википедии Старообрядчество.

Старообрядцы (или по-другому раскольники) практически всегда имели, мягко говоря, непростые взаимоотношения с властью и господствующей церковью.
Так в апреле 1685 года царевна Софья издала закон, получивший название «Двенадцать статей» царевны Софьи. В нём были определены различные степени наказания для старообрядцев («расколщиков», как они названы в документе) и их пособников: начиная от смертной казни в виде сожжения живых людей в срубе (для тех, кто не отказывался от своих убеждений) до пыток, заточения в монастыри, битья палками (батогами) и лишения имущества. На основании этих 12 статей были казнены тысячи старообрядцев.

«В 1716 году (История старообрядчества) «Двенадцать статей» царевны Софьи были отменены Петром I, и старообрядцам для облегчения их учёта предоставлена возможность полулегального существования при условии платить «за оный раскол всякие платежи вдвое». При этом усилен контроль и наказание тех, кто уклонялся от регистрации и выплаты двойного налога. Старообрядцами считали всех не исповедующихся. Староверов, не платящих двойной налог, предписывалось штрафовать, каждый раз увеличивая ставку штрафа, и даже ссылать на каторгу. За совращение в раскол (совращением считалось всякое старообрядческое богослужение или совершение треб) как и до Петра I полагалась смертная казнь, что было подтверждено в 1722 году. Старообрядческих священников объявляли либо расколоучителями, если это были старообрядческие наставники, либо изменниками православию, если они раньше были священниками, и наказывали и за то, и за другое».
В дальнейшем взаимоотношения старообрядчества и государства претерпевали как периоды усиления притеснений, так и их ослабления. Подробности этого содержатся в той же статье «История старообрядчества» в Википедии.

О вероисповедании андроновских жителей довольно много написано на сайте «Богородск-Ногинск. Краеведение» , например, известным Павлово-Посадским краеведом Виктором Феофилактовичем Ситновым и Сергеем Дурасовым.
Сергей Дурасов в течение довольно длительного времени был уставщиком, затем священником старообрядческого храма в Андронове, и носил имя священноинока Симеона. Под этим именем он написал большинство своих статей. Впоследствии сан с себя сложил.

Наиболее полную информацию о том, как развивалась духовная жизнь андроновских жителей, на мой взгляд, содержит статья «Краткие сведения по истории старообрядческого храма во имя Рожества Христова в деревне Андроново и его обычаях, а также изложение порядка богослужения в нём». написанная Сергеем Дурасовым. Статья довольно большая, но интересная. Очень рекомендую с ней ознакомиться. Здесь же я приведу только некоторые необходимые выдержки из неё. Так, Сергей Дурасов считает, что

«…старообрядческая община в Андронове берёт начало от храмов во имя Рожества Христова и святого Тихона Амафунтского на погосте у Данилищева озера, который ныне известен как деревня Заозерье. Погост же этот, вероятно, существовал ещё в языческие времена и когда-то мог включать в себя мольбище жившего в этом краю славянского племени вятичей, священную рощу над озером и место погребения. Крещение вятичей происходило в 12 веке. Скорее всего, в близкое к этому время и был построен первый храм. В самом Заозерском приходе существует легенда, видимо, родившаяся в позднейшее время, что церковь была основана по обету святым князем Даниилом Московским, который, якобы, охотясь, заблудился в здешних лесах и вышел именно к этому озеру».

Данилищево озеро

«Наиболее ранние документальные сведения о Заозерском храме относятся к 16 веку. Тогда на погосте была только одна Христорождественская деревянная церковь. Церковь свт. Тихона впервые упоминается только на рубеже 17 века».

К сожалению, судьбу древней церкви свт. Тихона мне проследить не удалось.
Храм же Рождества Христова в Заозерье до сих пор существует и действует. Вместо деревянного в 1809 году построен храм каменный. Принадлежит Русской Православной Церкви. Имеет приделы во имя свт. Тихона Амафунтского и свт. Николая. В советское время не закрывался.

Д. Заозерье (Данилище). Данилищево озеро

Храм Рождества Христова в Заозерье

Храм Рождества Христова в Заозерье

Далее Сергей Дурасов пишет:

«После Никоно-Алексеевской церковной реформы середины 17 века, нашедшей своё завершение в реформах Петра Первого, народ в Павлово-Посадской округе, как и по всей Руси, оказался разделён на тех, кто принял новые церковные порядки, и тех, кто остался верен старине. Весьма большое число людей, в том числе и часть священства и монашества, смирились с изменениями лишь внешне, но дома молились по-старому, а иногда, при благожелательном отношении священства, и в храмах. Впрочем, официальная позиция властей была такова, чтобы всех, крестящихся двоеперстно, даже и принимающих таинства в новообрядной церкви, «писать в раскол, несмотря ни на что», и в связи с этим подвергать различным притеснениям».

Ещё из Сергия Дурасова:

«Во второй половине 18 века, <…>, деревня стала быстро расти, причём все жители поголовно записывались старообрядцами. В эти же годы люди стали собираться на совместную молитву. <…> В деревне в это время уже была специальная моленная изба, где имелось достаточно места для чтецов и певцов, и само их количество было не малым, <…> молились открыто, без опасения преследования. <…> От той самой старой моленной дошли до нас <…> книги <…>, а также икона, изображающая в миниатюре целый иконостас церкви. Характерно, что на традиционном месте храмовой иконы (справа от образа Спасителя) в этом иконостасе изображена икона Рожества Христова, как и в Заозерском храме. Это значит, что андроновские старообрядцы продолжали осознавать себя, как и их предки, прихожанами церкви на Заозерском погосте. Неудивительно поэтому, что когда, уже много позже, им удалось освятить свою моленную как церковь, они посвятили её Рожеству Христову».

Продолжаю цитировать:

«В начале 1820-х годов последовали новые ограничительные санкции. Старообрядческое «бегствующее священство» обязали, под угрозой наказаний, строго вести запись крещаемых. Многие старообрядцы уклонялись от такой записи, одни – из боязни притеснений, другие – не желали писаться в официальных бумагах «раскольниками», считая себя истинными православными христианами. Другие же считали за лучшее подчиниться, хотя бы для виду, чтобы не навлекать на всё старообрядчество новых гонений. Наиболее непримиримые противники метрик составили особое «лужковское» согласие (по названию одного посада в Черниговской губернии), которое вскоре стало беспоповским: отказ от метрик грозил судом и тюрьмой, прежде всего самим беглым священникам, поэтому служить у «лужковцев» было очень опасным делом. В деревнях Вохонской волости вокруг села Павлова (Филимонове, Прокунине, Степурине, Корневе, Улитине, Евсееве и др.) довольно большое число староверов отпало в беспоповство. Но на правом берегу Клязьмы «лужковщина» не получила распространения. Старообрядцы Большого Двора, Андронова, Кузнецов по-прежнему обращались со всеми духовными нуждами к священникам Рогожского кладбища в Москве».
«После создания Белокриницкой иерархии принятие (его) <…> в 1846 году все здешние старообрядцы признали законным, сомнения в новом белокриницком священстве ни у кого не было».

В 1862 году вышло так называемое «Окружное послание», подписанное архиепископом Антонием Московским и другими епископами, не принятое частью старообрядческих общин и расколовшее Белокриницкое согласие на «окружников» и «неокружников» (см. например статью Владимира Соколова «Неокружники» на сайте «Старообрядческое Подмосковье.

Большинство староверов в округе Павловского Посада не приняли «Послание» и отделились от Московской Архиепископии. Андроновская старообрядческая община вплоть до закрытия своего храма в 1930-х годах была неокружнической. После войны храм вновь открылся уже как белокриницкий.

Далее Сергей Дурасов пишет:

«Нынешний молитвенный дом в Андронове построен в 1883 году на земле, пожертвованной богатым крестьянином (имевшим и небольшую фабрику при доме) Андреем Агафоновичем Плоховым. Довольно долго крестьяне не могли начать в нём богослужение – вплоть до середины 1890-х годов. Отец А. А. Плохова Агафоник (родной брат моего прямого предка Давыда Егоровича Плохова), первый местный священник, не дожил до возможности служить литургию в этом храме (умер он в 1887 году – со слов его правнучки Валентины Савельевны Плоховой). Вплоть до известного Манифеста 17 апреля 1905 года «О укреплении начал веротерпимости» литургия совершалась тайно, в походном парчовом алтаре, который разбирали и прятали после службы. Позднее были устроены постоянный престол и иконостас с царскими вратами, было приобретено большое паникадило».

Замечательно написал об этом храме В. Ф. Ситнов в книге «Вохна древнеправославная» (публикация на сайте «Богородск-Ногинск. Краеведение»). Я не буду пересказывать эту статью, желающие могут сами прочитать её в интернете, перейдя по приведённой ссылке. Здесь размещу только несколько фотографий из неё.
В небогатом архиве андроновского молитвенного дома имеется, как пишет В.Ф. Ситнов, своего рода памятное письмо-свидетельство, составленное в назидание потомкам и «отправленное в вечность устроителями храма».

Фрагмент этого письма

Сокращённый текст письма.

«Г. И. Х. С. Б. П. Н. А./минь
1896 года февраля19 дня.
Мы, древле православные христиане старообрятцы деревни Андронова и болшаго двора и протчии, имеем общественный молитвенный дом, который выстроен на земле Андрея агафоныча плохова, сей молитвенный дом построин в 1883 году вмарти и ваприли месецех на обще собранный капитал, был недостроен покинут без всякого призрения, но мы християне деревни Андронова и большаго двора вздумали произвести его вдействие на христо поданныи денги собранныи по людем и устроили внем храм весь парчевый и для сего молитвеннаго дома устроиваим поправилам святых отец церковниго иконома и помошника ему старосту… «Аще кто приношение церковное вземет … да будет проклят», иконом церковный есть хранитель церковному имению. Аще которая церковь неимеет хранителя таковая церковь несообразна и нестройна суть. И для того мы востонавливаим оба суть правителя чтобы оне востонавливали порядок надзиралибы над свещеми следилибы за всеми порядками которыи принадлежит для богомолитвеннаго дома ибеспросу общества ничего неделали и друг содругом так же советовались и мы християне им всегласиине должны перечить в том и подписуемся».

Но подписей на документе нет. Очень жалко.

Андроновский молитвенный дом. Последнее десятилетие ХХ века

Прихожане Андроновского храма со священником Антонием Медведевым, снимок 1970-х годов

Уставщик Сергий Дурасов звонит в «било», собирая на службу прихожан


Прихожанин Д.П. Петров (справа) с уставщиком Сергием Дурасовым, весна 1994 г.

Старообрядческая церковь Рожества Христова в Андронове. 2010 г.

Храм этот до сих пор не только существует, но и действует.
29 июня 2013 года прихожане храма торжественно отпраздновали его 130-летие. Описание празднования имеется на Богородском краеведческом сайте.
А вот таким храм увидела Лариса Геннадьевна Плохова в 2014 – 2022 годах.

Написать комментарий