Богородская ветвь Плоховых из Андронова. Продолжение

Сергей Плохов продолжает рассказ о семье Плоховых.

Мария Сергеевна Плохова (Костина)
(25.07.1900 – 19.11.1973)


Мария Сергеевна Плохова. 1969 г.

Мария Сергеевна, или просто баба Маня, родилась в старообрядческой семье Сергея Фёдоровича и Анастасии Никоновны Костиных… И вот тут многоточие. Потому что доподлинно не известно, когда и где она родилась. Бабушка отмечала свой день рождения 25 июля. В её советском паспорте так и было записано: дата рождения – 25 июля 1900 г. Но сама она мне, ещё мальчику, говорила, что родилась в Москве 17 апреля.

А теперь, если посмотреть в святцы, то увидим, что 25 июля (12 по ст. ст.) – «Мц. Голендухи, во святом крещении Марии и иконы Божией Матери, именуемой Троеручицей», а 17 апреля по старому же стилю (30 апреля по новому) – «Святых жён-мироносиц», среди которых три Марии – Мария-Магдалина, Мария Клеопова и Марфа и Мария. Так что бабушка всю жизнь отмечала свои именины!

Подтверждается это и сохранившимися документами. В «Колиной коробке» (архиве Б.Н. и М.С. Плоховых) находятся два ещё дореволюционных свидетельства – об окончании Александровского Киржачского училища и бухгалтерских курсов. Так вот в первом, выданном 27 мая 1913 года, сказано, что ей 13 лет, а в другом, от 18 мая 1917 года, что родилась она 16 ноября 1900 года. Но и здесь, видимо, ошибка, год она себе каким-то образом убавила, иначе в мае 1913 не могли записать её тринадцатилетней. И ведь в детстве я слышал разговоры о том, что на самом деле бабушка родилась в 1899 г.!

Со временем выяснилось, что и это не так. В архиве её младшего сына Николая Борисовича обнаружился любопытнейший документ с замечательным названием «Выпись»! Вот он-то и положил конец всяким разночтениям.

Выпись

23 ноября 1900 г.
Из метрической книги Управления Первого участка Мещанской части за 1900 год под № первым.

Ноября 17-го

Тысяча девятисотого года Ноября шестнадцатого дня Калужский мещанин Сергей Фёдоров Костин, живущий первого участка Мещанской части в доме номер 23 Домовладельческого Товарищества по Домниковской улице, явясь в Управление пристава 1 участка Мещанской части города Москвы, заявил, что от него и состоящей с ним в браке Анастасии Никоновны 27 лет, седьмого Апреля тысяча девятисотого года родился младенец женского пола, которому дали имя Мария. При чём Костин в удостоверение брака его с Анастасией Никоновой представил выписку из метрической книги Управления пристава первого участка Мещанской части за тысяча восемьсот девяносто первый год за номером третьим. Калужский мещанин Сергей Фёдоров Костин. Что настоящее заявление сделано Сергеем Фёдоровым Костиным и что показание его справедливо, в том, под опасением, в случае ложного показания, ответственности по закону, удостоверяем присутствовавшие при заявлении: крестьянин Московской губернии Звенигородского уезда, Еремеевской волости сельца Кутузова Алексей Иванович Трифонов, живущий сего участка дом Домовладельческого Товарищества и крестьянин той же волости и села Герасим Иванов Ильин, живущий в доме Домовладельческого Товарищества. Действительность сего заявления и правильность записи удостоверяю моею подписью.

Заведующий 1 участком Мещанской части Земнин.

С подлинным верно: Заведующий 1 участком Мещанской части (подпись)

1900 года Ноября 17 дня. Настоящая выпись выдана Калужскому мещанину Сергею Фёдоровичу Костину за надлежащим подписом, с приложением печати.

Штамп: Мещанской части 1 участка Пристав             (Подпись)
Письмоводитель                      (Подпись) Языков
Печать: Мещанской части Пристав 1 участка

Таким образом, документально установлено: бабушка родилась в Москве 07 (20) апреля 1900 года. А за выпиской об этом Сергей Фёдорович пришёл в полицию только
16 ноября! Вот откуда 16 ноября появилось в свидетельстве об окончании курсов.

Теперь немного о бабушкиных родителях

Об отце Марии Сергеевны я знаю совсем не много. Даты жизни его не известны. Я даже не знаю, был ли он жив в 1924 г., когда дедушка с бабушкой поженились. Фотографий от него тоже никаких не осталось, так, по крайней мере, мы все долго считали. Но году примерно в 2003-м или 2002-м мой отец показал старый снимок и с жаром объяснил, что это и есть его дед Сергей Фёдорович Костин. Вот он.

Я тогда как-то не придал этому большого значения, не спросил, откуда вдруг взялся этот снимок, и почему отец думает, что это и есть Сергей Фёдорович. А зря. Через несколько лет после кончины отца, разбирая его личный фотоальбом и комментируя снимки, я столкнулся с проблемой идентификации этой фотографии. Никто не признал в нём Сергея Фёдоровича, включая двоюродных брата и сестёр отца Неллы, Милы и Валеры. Только сестра моя Света вспомнила этот отцовский рассказ.

Сергей Фёдорович в документах писался «мещанином города Калуги». Свидетельствует об этом тот же самый документ об окончании бабушкой училища, а главное, «Выпись». Жил ли он когда-нибудь в этом городе, мне не известно. Бабушка, во всяком случае, там не бывала, я её об этом спрашивал. Где они жили в Подмосковье, в Хотькове или Сергиевом Посаде, точно я не знаю.

В молодости бабушка работала в Хотькове, где после свадьбы они жили с дедом, и где родился мой отец. В Сергиевом Посаде, тогда Загорске, жили с семьями два её брата, Павел и Валентин. А вот в Москве Костины жили точно, выпись даже адрес даёт – Домниковская улица, дом 23. Домниковская улица ныне называется улицей Маши Порываевой, от неё сохранился только маленький кусочек. Но удивительное дело: мне удалось найти в интернете фотографии дома 23! Даже целых две. Дома на них, правда, разные. Вот первый снимок.


Москва, ул.Домниковка д.23

В одном из комментариев к нему написано: «Судя по одному из комментов к снимку #66544, двухэтажный деревянный дом — № 23». По приведённой ссылке номер дома не указан. Я склонен думать, что это ошибка, и номер дома какой-то другой.

Вот на следующем снимке кажется действительно дом, в котором родилась моя бабушка. В интернете он находится по следующему адресу:

Снимок подписан: «1934 – 1935, Домниковская улица, 21 и 23». Если я правильно понимаю, дом 21 – это маленький слева, а дом 23 – большой по центру. Вид у него такой, что, мне кажется, он, действительно, мог принадлежать Товариществу собственников.

Вообще Москва играла значительную роль в жизни бабушки. Семья жила там не менее десяти лет, что также следует из выписи. В Москве всю жизнь прожили некоторые из братьев Марии Сергеевны – Фёдор, Николай, Владимир. С Москвой же связаны и некоторые увлечения Сергея Фёдоровича, имевшие для семьи значительные последствия.

По профессии Сергей Фёдорович был лудильщиком, то есть паял и лудил кастрюли, самовары и прочую посуду, занимался этим в Хотьковском женском монастыре. Об этом мне рассказывала его внучка Нелли Павловна, дочь одного из бабушкиных братьев Павла Сергеевича Костина, дяди Паши. А ещё он был игрок, страстный, азартный. Играл на бильярде и был, как я слышал в детстве, одним из лучших бильярдистов Москвы. Мог много выиграть, но ещё больше проиграть.
Больше мне о нём, к сожалению, ничего не известно.

Об Анастасии Никоновне Костиной я тоже мало что знаю, хотя слышал о бабе Насте довольно часто от отца, который её очень любил (она умерла, когда ему было девять лет).
Девичью фамилию Анастасии Никоновны я не знаю. Знаю, опять-таки благодаря рассказам Нелли Павловны, что было их три сестры, Настя младшая. Родители всех их выдали замуж, причём считалось, что старших очень удачно (одну за фабриканта, другую за банкира), а младшую за лудильщика, да ещё и игрока.

Мне доподлинно известны только две фотографии, на которых изображена Анастасия Никоновна Костина (1873 – 21(22) апреля 1934 г.)

Вот этот экземпляр хранится в отцовском альбоме. На обороте сделана надпись его рукой: «Костина баба Настя, мама Марии Сергеевны Плоховой».

Как видим, снимок сделан в Сергиевом Посаде в фотографии А.П. Платонова, находившейся в здании Ново-Лаврской гостиницы. Дата съёмки не известна, но ясно, что, скорее всего, до 1918 года – грамматика ещё дореформенная – но не раньше 1907 г., так как на обороте упомянута награда, полученная этим фотоателье в 1906 году. Да и Анастасия Никоновна ещё совсем не старая.

Я попробовал увеличить эту фотографию, мне кажется, так несколько лучше можно рассмотреть бабу Настю.

Вторая фотография хранится в Колиной коробке. Дата съёмки тоже не известна, но сделан снимок явно позже предыдущего. По надписи на нём я узнал дату смерти Анастасии Никоновны. На обороте фотографии рукой Бориса Николаевича написано: «Умерла 21 апреля 1934 г. В 6 час. вечера. Подпись (БПлохов)». Как говорила Нелли Павловна: «Она умерла, а я родилась».

Баба Настя, как говорил мой отец, была «сама доброта». «Ой, какая у меня была бабушка!» Он её очень любил.

Вот и этот снимок я увеличил.

Других фотографий бабы Насти я не знаю.

В Колиной коробке есть несколько снимков конца ХIХ — начала ХХ века, на которых запечатлены богатые, благополучные женщины. Уж не её ли это сёстры? Помню, что когда-то давно, когда я учился ещё классе в третьем, мы с бабушкой Маней рассматривали старые фотографии, принесённые мной из чулана, где они хранились в большом бумажном мешке. Вернее, это я рассматривал, а бабушка мне объясняла, кто там на снимках. Рассказывала она и про эти фотографии, но вспомнить я ничего не могу.

Женщин на этих снимках оказалось больше двух, так что, конечно же, не все они её сёстры (если сёстры здесь вообще есть). Они могут быть Плоховыми, Молчановыми, Костиными, а может и Шибаевыми. Узнать это теперь невозможно, несмотря на то, что, например, на последней фотографии есть надпись «11 февраля 1896 г.» – прошло больше 120 лет со дня съёмки. Надписывайте свои фотографии правильно, не все будут помнить вас в лицо!

Кстати, по поводу Шибаевых. Мне кажется, что фабрикант, за которого выдали одну из сестёр бабы Насти, именно Шибаев. Не знаю, какой. Но помню рассказ бабушки Мани, что они с матерью одно время жили в Шибаевской усадьбе на Светлом озере в качестве бедных родственников. Баба Маня была уже тогда, видимо, подростком. На каждый день выдавалось задание – связать крючком некое рукоделие. «Пока не свяжешь, что полагается, за стол не посадят», – говорила бабушка. Крючком она вязать умела, а вот на спицах нет, тогда не научили. У Шибаевых же на Светлом озере жила девчонкой и Анна Фёдоровна Костина (тётя Анюта).

Помню её очень смешные рассказы об этом времени, которыми она делилась за столом с гостями. Было мне тогда совсем не много лет, но я хорошо помню, например, историю о том, как «хозяин» Шибаев гонял её, придя домой «навеселе». «Увидит, что мой салоп висит – «А, опять Анютка здесь! Вон отсюда!». И вожжи со стены! А я салоп схвачу, да на улицу, только пятки сверкают! А потом потихоньку опять обратно…». Почему он её гонял, я тогда не понял.

С этим рассказом у меня почему-то связано ещё одно воспоминание. Как-то у Шибаевых во второй половине 1960-х годов бабушка Маня и тётя Катя, дочь Петра Фёдоровича Костина (брата С.Ф.) и Ульяны Николаевны Плоховой, вспоминали Светлое озеро и разбирали своё довольно сложное родство. И я тогда спросил об этом запутанном родстве у бабушки. Так вот, она сказала мне, что запутал всё некий Костин (как я понял, Никон, отец бабы Насти), который на протяжении жизни был женат три раза. В третий, последний раз, он женился на совсем молоденькой девушке, ровеснице его дочери. И стали его жена и баба Настя практически подругами, да настолько, что вместе на гулянья ходили. (Что-то и здесь у меня не сходится: отец бабы Насти не мог быть Костиным, Костина она по мужу).

У бабушки Насти и Сергея Фёдоровича было восемь детей – семь мальчиков и одна девочка, моя бабушка Маня. Прямо как в сказке о семи богатырях. Братья и любили её так же.
Фёдор, Николай, Анатолий, Георгий, Павел, Владимир и Валентин. И Мария. Бабушка была по возрасту где-то посередине между братьями. Старше неё были Фёдор и Николай.

Когда-то, примерно в семи — восьмилетнем возрасте я часто просил бабушку рассказать о её детстве. И она всегда рассказывала. Мало что из этих всегда смешных рассказов я сейчас помню. Помню, что была присказка, чуть ли не в рифму, которой баба Настя скликала детей с улицы домой. «Федюшка, Колюшка, Манюшка, Толюшка, Павлушка, Валюшка….. !Домой!».

Помню рассказы её о некоем приятеле с их улицы, имя которого забыл, вечно попадавшего впросак. Очень я смеялся, когда он с приставной лестницы удачно упал прямо в бочку с водой. Между прочим, это меня бабушка так спать укладывала. А может, и не семь мне тогда было…

Ещё один рассказ об их детстве я услышал несколько лет назад от, к сожалению ныне покойной, Нелли Павловны. К счастью, я успел частично этот рассказ записать на видео. Вот что она рассказала: Детей приучали к помощи по дому, в частности, посылали их в лавку. «Давали им полтинник (этой фразы в видео нет) …семь копеек. И вот они в лавку прибегали. «Семь по семь, на копейку дрожжей!». Это значит семь фунтов муки по семь копеек – сорок девять, и на копейку дрожжей. И вот они пекли лепёшки (бабушка пекла лепёшки), и селёдка залом там была. Разделывали залом, эту селёдку, и все за стол так садились (показывает) и трапеза у них была…».

Об образовании Марии Сергеевны

Сохранились, как я уже говорил, два документа. Вот первый из них.

Фото кликабельно

Это свидетельство об окончании Александровского Киржачского двухклассного женского училища. Я помню, как спрашивал её в детстве, где она училась, и она сказала, что окончила два класса гимназии, и это давало ей право преподавания.

У меня на компьютере, когда я пишу эти строки, текст свидетельства хорошо читается, но на всякий случай я приведу его целиком, используя современную орфографию.

«От Педагогического Совета Александровского Киржачского двухклассного женского училища, в котором согласно § 4 ВЫСОЧАЙШЕ утвержденного для него Устава, преподавание ведется по программам прогимназий Министерства Народного Просвещения, существующих по Положению 24-го Мая 1870 г., дано сие свидетельство ученице оного училища Костиной Марии, дочери мещанина города Калуги, имеющей от роду 13 лет, в том, что она обучалась в упомянутом училище с 1910 года по 1913 год, где окончила полный курс учения, во время коего была поведения отличного, оказала успехи
В Законе Божием хорошие (4) в Географии удовлетворительн. (3)
,, в Русском языке удовлетворительн. (3) ,, Рисовании хорошие (4)
,, Арифметике хорошие (4) ,, Чистописании хорошие (4)
,, Геометрии и черчении ,, Пении ~ ,, ~
,, Русской истории удовлетворительн. (3) ,, Рукоделии отличные (5)
Каковое свидетельство, за надлежащим подписом и приложением казенной печати, выдано ей, Костиной, на основании постановления Педагогического Совета Александровского Киржачского двухклассного женского училища 1913 года Мая месяца 27 дня.

Председательница Совета, Почетная Попечительница училища М. Недыхляева
Члены Совета: Заведующий училищем С. Краснов
Законоучитель училища священник Василий Громов
Учительница С. Шерстнякова
Учительница П. Дианина
Учитель М. Хайнин
Учительница рудоделия П. Деревщикова»

Учительница рукоделия П. Деревщикова, подписываясь, сделала ошибку. Видимо, с грамотностью у неё было не всё в порядке. Да и не это было для неё самым главным.
А вот документ об окончании бабушкой бухгалтерских курсов в 1917 году.

Фото кликабельно

Детских фотографий бабушки не сохранилось тоже. Самая ранняя из известных мне датируется 1921 годом. В Колиной коробке есть два экземпляра этого снимка. Привожу здесь один из них.

Надпись на обороте, сделанная рукой самой Марии Сергеевны:
«Хотьково 5/I – 1921 года М. Костина».
В 2011 году, в один из приездов «загорских» Костиных к Николаю Борисовичу, разбирали Колину коробку. Мила, увидев этот снимок, пришла в восторг и сказала: «Сделай для меня такой же!». После некоторой обработки вот что у меня получилось.

Есть ещё несколько фотографий, сделанных до замужества Марии Сергеевны.


Вот снимок 1923 года

На обороте кроме даты съёмки стоит штамп, к сожалению, уже неразборчивый, с адресом фотоателье У. Риттера в Москве.
Всю жизнь бабушка любила такие сарафаны и воротнички.
До замужества и, видимо, некоторое время после, бабушка работала на станции Хотьково. Я помню, что они с дедом упоминали её работу на железной дороге. С тех времён сохранилась небольшая, но любопытная фотография. Хранится она в альбоме моего отца.

Надпись на фотографии: «МКостина 38181 Личность и подпись руки таксировщика ст. Хотьково Марии Сергеевны Костиной удостоверяю Подпись (неразборчиво)» Две неразборчивых печати и штамп «Начальник Тотр.(?) сл. движения».
Надпись на обороте: «Личность и подпись руки таксировщика Хотькова Марии Серг. Костиной удостоверяю. Лавров». Штамп «Начальник станции Хотьково». Замечу в скобках, что начальник станции Хотьково Лавров вполне может оказаться Борисом Николаевичем Лавровым (1898 – 1961), впоследствии многолетним начальником железнодорожной станции Ногинск, другом детства и одноклассником Б.Н. Плохова и дедом Сергея Викторовича Лаврова, нынешнего министра иностранных дел.

Таксировщик – одна из бухгалтерских специальностей на железной дороге. Раньше, в детстве, я думал, что это что-то вроде кассира на станции, а теперь знаю – нет. Таксировщик производит проверку правильности заполнения перевозочной и сопроводительной документации на перевозку груза и грузобагажа и подсчёт сумм провозной платы и сборов за услуги по каждому документу на отправляемые грузы и багаж. Проверяет правильность таксировки документов на прибывшие грузы и багаж. Сверяет корешки перевозочных и проездных документов со сменными отчётами товарных, багажных и билетных кассиров и подбирает корешки перевозочных и проездных документов по их форме и пунктам назначения. Ведёт оперативный учёт производственных показателей, выручки и составляет отчёты по установленной форме. Выполняет работу по внесению изменений в формы используемой документации. Составляет акты по выявленным нарушениям.

В альбоме отца есть ещё один экземпляр этой фотографии, но уже чистый, безо всяких надписей. Я её немножко увеличил и почистил. Вот какой портрет у меня получился.

К сожалению, это всё, что я знаю о «девическом» периоде жизни бабушки.

В заключение хочу сказать ещё одно. Я не стал исправлять дату рождения Марии Сергеевны в заголовке на «правильную». 25 июля правильным считала она сама. Это был практически главный праздник года. К бабушке приезжали и приходили все, кто мог в этот день: загорские, московские, ногинские родственники, братья, дети, внуки, племянники. Последний такой большой сбор состоялся в 1966 году. К счастью, сохранился его снимок.


“Богородская ветвь Плоховых из Андронова. Продолжение”

Комментариев 1

  1. Дмитрий Максимов 28 Дек 2021 в 15:42 ссылка на комментарий

    Отличная статья, и какие красивые лица на фотографиях! Всегда завидовал счастливцам, у которых остались довоенные или (такая удача!) дореволюционные снимки.

Написать комментарий