Ветлужские зарисовки. Вместо вступления

Вообще-то мы несколько лет назад на форуме СВРТ заводили разговор про эту нашу поездку на Ветлугу в 1987 году. Это была наша вторая поездка. Первая пришлась на 1979, и я о ней немножко рассказывал здесь.  Ни в ту, ни в другую поездку Маши с нами не было.

Итак, моя версия «вступления».

«… вспомнилась мне одна наша поездка на Ветлугу. Раньше мы бывали в нижнем ее течении, а вследующий раз собрались и в среднем сплавиться. У Машеньки были уже в активе два сплава: по Суре и по Юрюзани. Вот и третий намечался. Но перед самой поездкой она взяла и заболела.

Думали мы с Галиной, как быть. И надумали. Она с Машенькой остается, а мы с Костей и всей остальной компанией в три байдарки уезжаем. Казалось бы – а какой иной вариант возможен? Но придумали: Галя активно Машу лечит, и на это отвели что-то около 10-12 дней, а потом нас на реке встречает (ну, или мы ее – уж как сложится).

Шли от Шарьи, а заезжали аж через город Киров, в котором спустя лет 10 мы с Галиной много раз тестирование арбитражных управляющих будущих проводили.

Уходить с реки планировали в Ветлужском, что на ж.д. ветке Киров – Горький находится. Поводил я пальцем по старому Атласу автомобильных дорог СССР и в самой середине маршрута на реке городок Ветлуга обнаружил. В том месте дорога реку пересекает, следовательно, мост должен быть. День и час встречи определили.

Вот говорю, самое то место. До него от ближайшей станции Урень каких-то 47 км всего-навсего. Да и до станции нетрудно добраться: ночь в поезде до Горького, а там часа три на чем-нибудь до Урени этой самой. Надо сразу сказать, что как Урень, так и город Ветлуга, и сама река в своем среднем течении были нам совершенно неизвестны и образы никакие не вызывали.

Стас, что с Лидой и Нютой на второй байдарке шел, с самого начала нашу затею с Галиной о встрече грядущей незнамо где, кроме как с добрым юмором и не воспринимал, к разряду вероятных событий такое безобразие не относил. Все поспорить с ним меня подбивал в любых ставках, ну, скажем 100 к 1, что не приедет Галя. И хотя бывал он уже с нами в Архангельской области, на Онеге и в Поморье (а в таких случаях удивительно глубоко людей узнаешь!), но характер Галин в полной мере не постиг. Да и как в ней, в Деве, склонность к авантюрам усмотреть можно, когда они (Девы) только и делают, что жизнь структурируют и в порядок преобразуют.

Через одну авантюру и именно на Ветлуге мы уже проходили (будет время – расскажу), но дело в том, что когда я свои затеи-придумки придумываю, я ведь хорошо представляю их степень авантюрности. И порой самому тревожно делается – что это там такое я напридумывал. Но, когда видишь, что Галина полностью мне доверяет в этих прожектах, то все неожиданно складывается как надо. К всеобщему удивлению и восторгу нашему.

Поэтому я твердо знал, что Галина приедет, если Машино здоровье позволит.

Но тут погода нас в одном месте прижала – холод с дождем и ветром. Два дня на этом потеряли, пережидая. Но не переждали, поскольку ясно стало, что, если в этот день не выйти, то оставшееся до встречи с Галей расстояние просто не осилим. И вышли. Костя улегся у меня прямо на кильсон в носовую деку, укрыл я полиэтиленом всю байдарку. Николай со Стасом также своих упаковали. Так и шли. Развернулся кормой к ветру и никакого паруса не надо – как в полете. Если ветер встречный, то брызги и тебя накрывают, и где они, где дождь, уже не разбираешь. Позднее Костя рассказал, что он сразу пригрелся и уснул под декой.

Но день спустя погода стала просто отменной. Азарт «встречи» все нарастал. Уже ясно стало, что к мосту через реку где-то в полдень должны выйти. Нас это вполне устраивало. Мост издалека увидели. Я даже какое-то подобие человеческой фигурки рядом усмотрел. Так и всматривался все ближе и ближе, пока уверенностью не проникся, что это действительно Галина. Она вышла к мосту за 2 часа до встречи…»

Рассказывает Галина:

«Не помню точно, в каком году была эта наша поездка. Потому предположительно считаю, что было Машеньке лет пять тогда. А приболела она серьезно. Как чаще всего и случалось, горло было обложено, красное, температура высокая.

Летом наша участковая врач из года в год уезжала на приработки в пионерский лагерь, где и дети ее на маминых глазах все три смены отдыхали. Соответственно в случае заболевания по вызову на дом приходили всякий раз разные врачи, знакомо вам такое, видимо.

Невозможность поехать в очередной летний поход привела меня тогда в несказанное огорчение. Лечением Марии я занялась с полной ответственностью и методичностью. Когда на третий день после первого вызова пришла очередная “чужая” врач, она чрезвычайно удивилась прогрессу в состоянии ребенка. По описанию в карточке после первого визита на дом никак не ожидала увидеть столь радикальное улучшение.

В общем, с лечением я справилась успешно и в оговоренный день выехала поездом в Горький тогдашний. Там пересела на пригородный поезд, кажется. Затем штурмом брала автобус с толпой местных жителей, в котором благополучно добралась до нужного места.

Городка не помню. Помню скорее деревню на противоположном берегу вдоль дороги. Мост тоже врезался в память: деревянный, широкий, основательный. Река в этом месте имела довольно большой участок до первого поворота, если смотреть вверх по течению, куда я, понятное дело, всматривалась в тревожном ожидании.

Я, конечно, верила, что Володя не подведет и появится здесь непременно, как мы договорились. Но, …

Время, расстояние, погода, река, … столько составляющих или обстоятельств, или степеней свободы, если хотите, от которых зависит исполнение намерений. В общем, я на всякий случай поинтересовалась у местных жителей нет ли в селении какой гостиницы, где переночевать можно. Наверное, выглядела я не совсем адекватной для них, так как о гостинице никто не слышал.

Володя подзабыл. Я ждала на середине моста, всматривалась в водное бурление-кипение, которое сливалось с зеленью берегов и синевой неба у не столь далекой линии горизонта. Не помню часов ожидания, прошедших до мгновения, когда увидала три плывущие сверху байдарки. Что это наши, сомнений не было!

Ура! Ура! Все сложилось, сбылось, как и должно было быть!

А Стас назвал меня “женой декабриста” с оттенком удивления и восхищения в голосе. Особенно сильно сомневался он в моем приезде, когда утром на траве лежал иней, Николай сварил в обед щи на рыбных консервах (томатных!) почему-то при наличии тушенки, а дочь Стаса Нюточка плакала от холода и невозможности для нее есть эти щи.

Наш Константин даже затемпературил слегка, и очень обижался на жену Стаса Лиду - врача по профессии, что она лечила его только аскорбинкой.

С моим приездом погода наладилась».

Маршрут по Ветлуге у нас был не ахти, какой большой, около 300 км, поэтому мы могли позволить себе дневку после каждого ходового дня. И всякий раз в таких случаях думалось, что насколько мне нравится устанавливать лагерь, настолько с сожалением я его разбираю, четко представляя, что вероятность вновь попасть на это место, близка к нулю. Но даже, если ты повторно окажешься здесь спустя несколько лет, то готовься подсчитывать убытки: многое уже изменилось, а какое-то особенно высокое половодье оставило следы на уютных полянках, либо еще что-то…
А вот с погодой, действительно, было не здорово. Я даже не припоминаю, чтобы мы купались. И, если смотреть слайды того времени, то в одежде явно преобладают резиновые сапоги и куртки.

vetluga_1987_1.jpg

 vetluga_1987_2.jpg

Первый из слайдов сделан в самом начале пути, а второй – в самый пик холодной погоды, когда мы вынуждены были прятаться от сильного ветра на поляне в окружении огромных елей.
Нужно добавить, что плохая погода в лесу ли, на реке переживается на стоянке, как ни странно, гораздо проще, чем в городе. Другое дело, что выходить на воду при ветре и в дождь не всегда хочется.

Написать комментарий