Стародубье. Немного истории

Достаточно случайно, хотя и по запросу, нам с Галей встретилась книга «Стародубье. Записки протоиерея санкт-петербургской Никольской единоверческой церкви Т. А. Верховскаго Высочайше командированного в 1845-1848 г. Государем Императором Николаем Павловичем для устройства единоверия в черниговских старообрядческих посадах». Часть 1. 1845 г. Казань, в университетской типографии в 1874 г. (В дальнейшем – «Записки»).

starodubie_1.jpg

 Титульный лист книги.

Искомые сведения в книге я нашел, но, листая ее, призадумался и решил, что публикация некоторых выдержек из нее может представить интерес сразу по нескольким причинам: во-первых, сама эпоха Николая I – это достаточно мрачное для старообрядческих общин время, а в «Записках» нашлись, на мой взгляд, весьма интересные штрихи к портрету императора; во-вторых, Стародубье – это один из самых известных в прошлом старообрядческих районов; в-третьих, удивительно много деталей подмечает отец Тимофей в своих «Записках». Причем, в воспоминаниях его, человека (не забудем), выполняющего Высочайший указ на насаждение единоверия в исконно старообрядческом районе, звучит, на мой взгляд, вполне искреннее доброжелательное отношение к старообрядцам, лишь изредка переходящее в отношение к «раскольникам» как к заблудшим и упорствующим в своем заблуждении людям.
Ну, и, наконец…, еще один аргумент сугубо субъективного характера. Интересно мне, видите ли, все, что связано с литовскими землями, из которых будто бы явились некогда пять братьев Соколовых и деревню Смолево в Замосковье организовали.
Вы, верно, знаете, что в середине 14 века Великое Княжество Литовское включало в себя не только белорусские Киевские, Подольские, Черниговские и Волынские земли, но и значительную часть сегодняшних российских областей (Смоленской, Брянской, Калужской, Тульской, Орловской, Московской и Тверской). А Стародуб, Новозыбков, Клинцы, Злынка и прочие места, что будут в этой серии статей упоминаться, это самый юго-запад Брянской области. Если вы, будете двигаться по автостраде М13 с намерением, скажем, в Гомель попасть, то, приближаясь к границе сразу трех независимых ныне государств (России, Украины и Белоруссии), как раз и проедете эти места, что ранее Стародубьем назывались.
А Новозыбков вообще место историческое – давшее название Новозыбковскому согласию (ранее – «беглопоповском», после 1923 года – Русская Древлеправославная церковь). Новозыбковское согласие, таким образом, стало самостоятельным, не принявшим Белокриницкого согласия, возникшего в 1846 году (ныне – Русская Православная Старообрядческая церковь). В наших подмосковных местах ближайший к Смолево храм, принадлежащий Русской Древлеправославной церкви – это церковь св. влмч Георгия Победоносца, построенная в Новохаритоново в 1910 году.

starodubie_2.jpg

 

starodubie_3.jpg

Церковь св. влмч Георгия Победоносца в Новохаритоново

Смутна и сложна история Стародубья. Как только возникли два государства Московское и Литовское, между ними земли образовались, которые Северскими именовались, так что оба государства на эти территории стали претендовать. Причем население земель, к которым и Стародубье относилось, было исконно русскоязычным. Тем не менее, Литва на эти земли упорно претендовала. Все войны между двумя соседними государствами с 14 века, как я понимаю, преимущественно из-за Северских земель и происходили. Затем, как выше говорилось, Великое Княжество Литовское «по праву сильного» Северские земли к себе присоединило, но поскольку народ там все больше русский был, то тяготел Северский край к Москве. А дальше так интересно получилось, что в силу одного только родственного тяготения и безо всякой там войны, Северская земля отделилась от Литвы и соединилась с Московским государством.

Литва, конечно, расстроилась от такой потери (хотя ясно же, что не литовские земли-то!) и вплоть до конца 16 века все пыталась Северские земли вновь вернуть. И что вы думаете – получилось так, что в начале 17 века после «смутного времени», тяжелого для Москвы, русское государство вынуждено было уступить Северскую землю в 1619 году по Деулинскому перемирию, утвержденному затем в 1634 г. Поляновским договором. Вот и отошли к Польше сначала Стародубье, затем и Чернигов.
А дальше пошли одновременно два процесса: возврат «спорных» земель Российскому государству и реформы патриарха Никона, которые привели к возникновению старообрядчества. Началось и то, и другое в 1654 году: и утверждение церковным собором реформ Никона, и взятие русскими войсками Полоцка, Могилева, Витебска, Смоленска, на следующий год взятие Минска, Вильно, Гродно. Крайне сложные отношения с Украиной в период гетмановщины. После смерти Богдана Хмельницкого в 1657 году принято считать предателями договоров с Россией чуть ли не каждого из последующих гетманов: Выговского, Юрия Хмельницкого, Дорошенко, ну и, естественно, Мазепу. Отчасти это действительно так, но следует учесть, что целый ряд договоров Московского государства с Польшей, мягко говоря, не всегда соответствовал интересам Украины. Все перемешалось на тех просторах: поляки, татары, казаки верные Москве и казаки, ее не признающие. В общем, дело это исторически тонкое, углубляться мы в него не будем, да и упоминаем о нем лишь постольку, поскольку будущее старообрядческое Стародубье территориально очень близко тогдашнему плацдарму военных действий.

Стародубье находилось в северной части Малороссии (в Стародубском, Новозыбковском и Суражском уездах Черниговской губернии). Насколько я понимаю, наиболее известные старообрядческие посады: Клинцы, Климов, Еленка, Воронок, Лужки, Зыбкая и другие появились позднее, в конце 17 - начале 18 века. Но древлеправославные христиане появились здесь с 1660-ых годов, когда начались гонения в московских землях. Места были глухими и считались удобными для укрытия.
На первых порах здесь священнодействовали отец Козьма, настоятель московского прихода Всех Святых на Кулишках, бежавший сюда тотчас же после собора 1667 г., и белевский священник отец Стефан. Правда, уже в 1689 году царевна Софья издала указ, предписывающий в отношении староверов «смотреть крепко, чтобы староверы в лесах и волостях не жили, а где объявятся – самих ссылать, пристанища их разорять, имущество продавать. А деньги пересылать в Москву». Тогда эти священники вместе со своей паствой ушли за польскую границу и поселились на Ветке. Ветка существует и сейчас, находится вблизи Гомеля, несколько северо-восточнее. Нужно сказать, что Ветка совсем недалеко от Стародубских земель. Так, например, Ветку и Новозыбков разделяет всего около 70 верст, что примерно равно расстоянию от Москвы до Смолево.

Что интересно, в польских пределах старообрядцы пользовались свободой, никто их здесь не преследовал. Сюда бежали старообрядцы кроме стародубских и из других мест России. Вскоре в окрестностях этого первого поселения старообрядцев в Польше (на пространстве в 30-40 верст) устроилось около двадцати новых слобод, каждая со своим названием. Но вся эта местность, населенная старообрядцами, получила и общее название - Ветка. Она долгое время служила руководящим центром духовной жизни старообрядчества. Возвышению и укреплению Ветки весьма способствовал священноинок Феодосий, очень деятельный, начитанный и умный пастырь, жизни благочестивой и подвижнической. Московское правительство обратило внимание на этот духовно-иерархический питомник старообрядчества, но ничего не могло с ним поделать, так как он находился за границей - в Польше. Однако как только Польское королевство ослабело, русское правительство поспешило разгромить Ветку.

«…В 1734 г. ветковские старообрядцы приняли к себе по второму чину, т.е. под миропомазание от никониан епископа Епифания. Но он пробыл у них меньше года, успев поставить лишь четырнадцать священников. Русское правительство, узнав об этом, поспешило послать на Ветку летом следующего года войско в количестве пяти полков, под начальством полковника Сытина, которые внезапно окружили все ветковские слободы. Старообрядцы были захвачены врасплох, никто не мог убежать. Был совершен повальный обыск монастырей, скитов, домов, келий. Все, что найдено, было арестовано и отобрано. Все дома, кельи и другие постройки были сожжены дотла. Сразу не стало ни епископа, ни самой Ветки. Епифаний был заключен в Киеве в Печерскую крепость, где вскоре и скончался. В скитах и монастырях Ветки было захвачено около 300 иноков и более 800 инокинь. Их разослали по многочисленным монастырям новообрядческой церкви под строгий надзор: тут их насильно водили в храмы за церковные службы, увещевали принять “православие”, содержали скованными в цепях, посылали на непосильные работы. Всех же жителей Ветки было захвачено сорок тысяч человек - мужчин, женщин и детей. Их сослали в Забайкальский край, в Восточную Сибирь, за семь тысяч километров от Ветки. Они захватили с собою нетленные мощи первых своих четырех священников. Но когда узнало об этом начальство, оно предало эти тела сожжению. Несмотря на то, что правительство не дало этим ссыльным никакой помощи, а просто бросило их на голом поле - как хочешь, так и устраивайся, - они вскоре устроились на новом месте неплохо, благодаря своему трудолюбию, и жили довольно обеспеченно.
Этот разгром Ветки известен в истории под названием “первой выгонки”. На испепеленном месте вскоре снова появились новые населения, опять возникли слободы и скиты. В течение пяти лет Ветка точно воскресла из пепла. Одних иноков в ней было уже 1200 человек, да инокинь до 1000 человек. Всех же жителей составилось более 40000 душ. В царствование императрицы Екатерины II, получившей титул гуманной, последовала “вторая выгонка” Ветки. Позже была и третья “выгонка”. Но каждый раз Ветка снова заселялась. Существует она и до настоящего времени…
».
Источник

Таким образом, Ветка пережила три «выгонки» - разорения и каждый раз возрождалась вновь. Каждая «выгонка» способствовала тому, что достаточно большое число старообрядческих семей переселялся в Стародубье и, в конце концов, многие осели там прочно. К концу 18 столетия здесь было три мужских монастыря, из них главный - Покровский, и один женский - Казанский; в посадах - 17 церквей, 16 открытых часовен и множество домашних “моленных” и скитских келий.

Ну, а далее мы вернемся к книге единоверческого отца Тимофея, который со всей своей активностью включился в борьбу за обращение «заблудший старообрядцев» в «истинную» веру.

“Стародубье. Немного истории”

Комментариев 1

  1. Шуров Олег 29 Сен 2016 в 9:41 ссылка на комментарий

    Владимир,
    спасибо за публикацию. С интересом прочитал о известных событиях.
    В поиске “Шуровых” тоже сталкивался с этими переселениями старообрядцев “ис поляков” в забайкалье. Вот фрагмент из моего рассказа о поиске происхождения фамилии:
    “В Забайкалье, в росписи Тарбагайской Зосимо-Саватиевской церкви с 1746 по 1779 год в Куйтунской деревне, упоминается «среди Новопоселенные ис поляков с их семейством» семья Шуровых: «Трофим Шуров, вдов, 62 л., ево дети: Степан, 18 л., Яков 17 л., мать ево вдова Ирина Ильина, 40 л.». А в 1795 году в Верхнеудинском округе среди старообрядцев поселенщиков (Семейских староверов), выведенных из Польши, в той же дерв евне Куйтун упоминается Степан Шуров 62 лет. Полагаю, что это тот же Степан, сын Трофима. Старообрядец! Вот он то возможно уже имеет отношение к моим Шуровым. Мои-то предки тоже старообрядцы. А с ними как было: выход из них возможен, а вот вход – почти никогда… Что ещё интересно, эти Шуровы жили сначала в Польше (точнее на территории современной Белоруссии, - это время первого Польского раздела 1772 года), а потом уже в Забайкалье. В самом начале своего рассказа я писал об Ивашке Шурове из Витебска 1713 года. Очень возможно, что Ивашка и Трофим Шуровы были родственно связаны друг с другом. И значит это всё, что скорее всего, потомки оставшихся в Белоруссии (и Смоленской области) Шуровых и потомки Шуровых живущих около Байкала, а такие сейчас есть и там и там, - родственники. Ну, и ещё, старообрядцы в Польшу (Белоруссию) попали, бежав от Российской имперской власти. Бежали откуда-то из Центральной России. Уж, не из Подмосковья ли? И вот, бежав от Московской власти, после разделов Польши, вновь оказались в пределах Российской Империи. В 2009 году я начал переписываться с Юрием Шуровым из Иркутска. Он мне написал о своём прадеде: Шуров Осип Иванович, родился в 1833 году, возможно, в Могилевской губернии, затем был сослан на вечное поселение в Забайкалье. Умер там в 1929 году в возрасте 96 лет. Тоже забайкальский Шуров, и тоже из Белоруссии. Совсем недавно он прислал мне рассказ своего дяди, написанный в 1976 году. В нём описывается история забайкальских Шуровых начиная с Осипа Ивановича. Жил он в Забайкалье в селе Дульдурга в 200 километрах от Читы (сейчас это Забайкальский край). Его ссылка из Могилевской области звучит как семейная легенда. И вполне может быть, что из Могилевской губернии (Польши) в Забайкалье был сослан (переехал) и не Осип Иванович, а (как я предполагаю) его предок (возможно дед) – Трофим Шуров из Куйтуна. От Куйтуна до Дульдурги 400 километрах (по прямой). По Сибирским и Забайкальским меркам – ерунда… Шуровы из этого куста живут сейчас в Чите, Иркутске, Благовещенске, Минске”.
    Да, вот ещё: Вы не написали, сейчас сообщество старовером забайкалья называют “семейские”.

Написать комментарий