Стародубье. Посады и слободы. Часть 1

Старообрядческая слобода Добрянка.

«…Путешествие мое до черниговской губернии не представляло ничего особенного. Благодаря словам: «Высочайше командированному», на моей подорожной, везде на станциях давали мне лошадей с изумительной скоростию. На шестые сутки, по выезде из Петербурга, 13 августа, в шесть часов по полудни, я был уже в посаде Добрянке.
Особеннаго враждебнаго настроения в стародубцах на этот раз я не заметил. По прежнему они были ласковы, добры, предприимчивы, но заметно мягче в обхождении. Очень понятно, что личное присутствие Государя в их слободе расположило их в добрую сторону, и это давало мне благоприятные надежды.
Слобожане эти При Государе Императоре Петре великом, до войны со шведами, правительству почти не были известны. Но в то время, когда Мазепа изменник пустил неприятеля на российскую границу, и шведы по Украйне и Малороссии продолжали путь без всякаго себе сопротивления, до самых Стародубских пределов, то слобожане, сами собою собравшись, показали значительный опыт верности к Царю и отечеству. Безоружные мужики в разных местах атаковали неприятеля, несколько сот побили и живых захватя, в Стародб к самому Государю, бывшему тогда здесь, пленниками привели. Не было ничего для Государя приятнее, как видеть, что неприятель в старообрядцах победителей себе нашел!… Обрадованный Государь тогда же велел раскольничьи слободы полковнику Иоргольскому переписать, и, имянною грамотою, собственно за собою утвердить их с тем, чтобы впредь оными никто не мог владеть. Эта первая перепись тем счастием слобожан наградила, что они промыслами своими и торговлею и до ныне в купеческом состоянии безпрепятственно пользуются. Тогда беглецы, какого звания ни были, Всемилостивейше были прощены, а земли, на которых без позволения у панов поселились, в штраф панов вечно и потомственно во владение слобожанам отведены и утверждены…
Против польских конфедератов в 1772-м году, во время их возмущения, старообрядцы такой страх на поляков навели, что границу свою беспрепятственно очистили от мятежников. Всем этим и ныне слобожане хвалятся…».

Современное состояние: Добрянка – поселок городского типа Репкинского Черниговской области Украины, в трех километрах от жд станции Горностаевка на границе с Белорусью. Население: около 3 тысяч человек по состоянию на 2008 год.

Старообрядческий посад «Злынка»

«…Посад «Злынка» находится в 18-ти верстах от уездного города Новозыбкова и заключал в себе в 1845 году более 3500 душ обоего пола. Во время оно первыми поселенцами этой слободы были некоторые купцы из городов Коломны и Орла, которые скоро завели между собой тесную дружбу и вошли по беглопоповщинской секте в диаконовское согласие: и при том не были так упорны, как многие из старообрядцев против св. церкви; но только обливательное крещение почитали за недействительное. Видя беглых попов из разных епархий, и от разных архиереев у них служащих, они стали толковать о том, что-де архиереи великороссийские и малороссийские в едином соединении между собою пребывают; и попов во все места и те и другие хиротонисуют без разбору…
…Когда поповщина выстроила в Рогожской Ямской слободе в Москве на выгонной земле, под именем кладбища, свой монастырь и там воздвигла огромный, на подобие церкви, дом, или часовню, а для зимы теплую другую, со множеством келий, в коих водворялись монахи и монахини, беглые попы и диаконы, то злынковцы подрали под влияние этого кладбища, которое скоро стало иметь до 20,000 душ своего прихода в разных гуьерниях…
В слободе Злынке до появления беглых попов старики отправляли службу по одному часослову ипсалтыри, да еще была у них одна четверть пролога, к таковым книгам мужики так привыкли, что по другому никак молиться не хотели, думая, что во всем свете больше книг нет. Один из них, бывший в Москве на Рогожском и приметив у старообрядцев книг довольное количество, купил старопечатный Октоих на осмь гласов, и привезши в Злынку, велел по одному за службой канон читать; но как только запели первый ирмос: «Колеснице гонителя фараона погрузи», то вдруг поднялось несказанное смущение. Что это за книга? кричали все; на что она здесь? это по новой вере… Хозяин книги и другие помысленнее сколько их не уговаривали, не могли уверить, что это постаринному; они снова кричали: «какая это книга? что в ней за колеса, да фараон написаны, в печь ее, да сжечь!
При посещении Злынки известным миссионером протоиереем Андреем Иоанновым в конце XVIII века в посаде этом была уже построена церковь во имя Вознесения Господня 1789 года по благословению таврическаго преосвященнаго и служил в ней с 1794 года по дневнепечатным книгам определенный к оной священник от православной церкви.
В этом же посаде были при Андрее Иоаннове четыре публичные часовни на подобие церквей с колокольнями, из которых одна согласия диаконовщины, а три безпоповщинския: - поморскаго, федосеевскаго и новоженскаго согласий и бездна заблуждений до одиннадцати толков, кроме потаенных, коих никто вычислить и понять не мог.
На землях тогоже посада стояли безпоповщинские два монастыря, мужеский и женский и в них службу отправляли – в мужском мужики, а в женском женщины и девки.
Во время моего посещения Злынки, этот посад представлял уже собою большое торговое место, в котором было до 600 домов…».

Современное состояние: Злынка – город в Брянской области (207 км от Брянска), население около 5,5 тысяч человек по состоянию на 2010 год.

 starod_posadi_slobodi_3.jpg

starod_posadi_slobodi_4.jpg

starod_posadi_slobodi_5.jpg

Злынка. Источник

Местечко Каменка

«…Трудно сказать, что это такое. По своему наружному виду это местечко не местечко, село не село, деревня не деревня, но по религиозно-нравственному быту ея жителей, это настоящий «камень соблазна». Она населена исключительно женщинами и девицами; мужчин совсем нет. Все женщины старообрядки, но у них не было ни часовни, ни отдельного молитвеннаго дома; молились ли они по домам или нет, - это им знать. О происхождении этой старообрядческой женской общины, вот что мы можем сообщить.
В двадцатых годах местность Каменка, окруженная леском из громадных лип, с родниками и быстрою речкой, понравилась одной богатой московской дочери, девицы Евпраксии Алексеевне Мошенской. Чрез своего доверенного она устроила здесь нечто вроде скита, который состоял первоначально из одного здания с разными службами, обнесеннаго оградою. Когда все было готово, Евпраксия приехала из Москвы с десятью, или около этого числа, спутницами и поселилась в Каменке. В числе ее спутниц были две, или три монахини: из них одну старшую звали Манефой, другую Александрой; остальные были девицы; женщин между ними было немного. Половина главного здания отделена была строительницею для моленной, которая, с приездом новых обитательниц, мало по малу украсилась св. иконами в сребропозлащенных ризах, унизанных жемчугом, с бриллиантами и дорогими камнями, Открылось богослужение, при котором присутствовали, почти исключительно, одне обитательницы скита; редко кого из посторонних допускали оне в свою моленную. Каменские скитницы принадлежали к диаконовскому согласию. Соседняя Злынка и недалеко отстоящий мужской Малиноостровский монастырь были тогоже согласия. Жить было скитницам привольно… …Во время моего приезда в Каменку, Евпраксии уже не было в живых. Управляла скитом мать Манефа, и я ехал туда за тем, чтобы пригласить ее с сотрудницами к святой церкви, имея в виду, в случае их согласия на это, образовать из них единоверческую женскую общину, вместо упраздненнаго женскаго Никодимова монастыря. Так как мать Манефа со своими сотрудницами пользовалась, за строгую жизнь, уважением окрестных старообрядцев, то ея община могла бы принести много пользы для распространения единоверия среди старообрядческаго населения…
…Мать Манефа выслушала меня внимательно, не делая никаких возражений, и отвечала мне благодарностью за мое предложение, но не изъявила согласия на преобразование своей общины…».

Новозыбков

«Новозыбков, уездный город черниговской губернии, лежит в 120 верстах от губернскаго города Чернигова. При моем посещении его, в 1845 году, в нем считалось более 6,500 жителей обоего пола. Под Новозыбковым было нарезанной одной земли до 3,039 десятин и 1,093 сажень. Когда Новозыбков был еще слободой и мало заселен, то был очень дик. Люди, жившие здесь, хотя и были меж собой соседи, но не знали еще друг о друге, кто они таковы, и какой веры, и потому все друг друга боялись и друг другу не доверяли, чтобы не подать о себе какого подозрения…
Но как слобода эта многолюдством народа наполнилась, тогда и люди мало по малу начали сводить между знакомство, и стали вопрошать друг друга, от чего кто из России бежал? Иной отвечал: я-де от веры ушел; а другой, я-де от креста, третий, я-де от церкви; иные же прямо говорил, что-либо от помещика, либо от рекрутства.
Непроходимые по всей стародубщине леса много споспешиствали их укрывательству и заселению.
Среди других слобод, слобода Новозыбковская (тогда называлась Зыбкая) знаменитее других почиталась. В ней жил некоторый старик в небольшой келейке. Он первый выдумал вычитывать часы по часослову и псалтирю; почему повесил у избенки своей доску, в которую стуча по праздникам на моление собирал народ. Старики и старухи мало по малу привыкли ходить туда на богомолье, которое, по времени, в такую вошло у них привычку, что зыбковцы упросили онаго старики быть своим духовником, который соседей своих как умел так и исповедовал; по исповеди же просили старика, нет ли у него чем и причаститься? Старик прежде не хотел ни вочто входить, а как увидел себе от того большую прибыль, то и нашел какие-то, как говорил он, старинные крохи, которые сам в новыя лепешечки теста запекал, и после, раздробляя оныя, довольствовал через многие годы народ таким причастием; притом и всякие другие требы он же исправлял. Но как этот их пастырь состарился, а молодые в слободе люди стали поумнее, то подговоря к себе одного священника, привезли его в Зыбкую. Услышав об этом старик всеми мерами старался слобожан не допускать к принятию новаго попа. «Я вам духовный отец, говорил он, я вас простил и разрешил, чего вам еще более? а ныне какие попы и где их взять?». И действительно многих удержал от попа, так что, и по смерти его, некоторые старики ни к кому не ходили на исповедь и без исправления умирали.
За сим попом явился здесь Патрикий поп, который жил долгое время, но ни мало не просвещал людей, а еще нарочно в невежестве удерживал.
После Патрикия следовал поп Иосиф, который в одном доме сделал церковь, отделил алтарь полотняным иконостасом и начал было в оной летургисать. Но старообрядцы узнав, что поп за обеднею делает причастие, вознегодовали и возопили: «Какой это поп? Куда он годится, уже сам причастие делает, сам причащается, и людей тем же хочет причащать: нет не хотим такого попа, батюшка отец Патрикий всегда бывало старинным причащал».
Старик, видя, что обедня его не в уважении, дабы не лишиться последней у народа любви, оставил оную, и жил в монастыре прочее время.
В 1783 году была освящена седьмая Стародубская молельня, во имя Рождества Христова, черным попом Иосифом, согласия диаконовскаго, и осьмая, приходская, во имя Смоленския Богородицы в 1774 году августа 25 черным попом Михайлом, ветковскаго согласия. Здесь был освящен и придел в 1790 году, во имя св. мученицы Параскевы…».

Современное состояние: Новозыбков – город областного подчинения в Брянской области, расположен в 207 километрах к юго-западу от Брянска, население около 42 тысяч человек. С 1963 год Новозыбков являлся центром одной из ветвей старообрядчества – Русской Древлеправославной церкви (РДЦ). Хотя в 2002 году резиденция Древлеправославного Патриарха переместилась в Москву, в Новозыбкове остался издательский отдел и Высшее духовное училище РДЦ. В городе действуют два старообрядческих храма: Спасо-Преображенский собор РДЦ и Никольско-Рождественская церковь Русской Православной Старообрядческой церкви.

starod_posadi_slobodi_6.jpg

Спасо-Преображенский собор

starod_posadi_slobodi_7.jpg

Высшее духовное училище РДЦ

starod_posadi_slobodi_8.jpg

Никольско-Рождественская церковь

starod_posadi_slobodi_9.jpg

Чудо-Михайловская церковь

starod_posadi_slobodi_1.jpg

Троицкая церковь
Источник

starod_posadi_slobodi_11.jpg

Церковь Рождества Богородицы в Людково (1754 г.)
Источник

Шеломовский посад

“Шеломовский посад, состоящий в новозыбковском уезде в 6-ти верстах от города, был одним из небольших старообрядческих поселений. В Шеломовском посаде издавна явилась часовня ветковскаго согласия и когда старообрядцы Стародубские, умножая часовни начали из России попов похищать, и промысел этот в обычай ввели, тогда и шеломовцы, ездя по селам, начали попов подговаривать и увозить в свою слободу, за что от слобожан за свои хлопоты и труды и плату получали; - за тем попы, узнав порядок слободской, начали и сами приходить в слободы, и сказывать мужикам, что они старинную веру полюбили; между таковыми многие бывали непосвященныме, и принимались без всякой справки…
Пожив несколько времени в какой либо слободе, эти беглецы, ежели увидят, что тут доходы малы, то самовольно места переменяли. Да и слобожане часто попов этих, по разным причинам, меняли, и так исприходничались, что над священниками властвовали, как над своими рабами; и хотя бы иной добрый был человек, но у него общее к ним было слово: «вы давайте наше как велим; ведь не мы к вам, а вы к нам приходите!». Ежели ж в которой слободе поп не нравился, а привезен он был из России, то продавали его как невольника, в другой приход рублей за сто, и больше или меньше, смотря потому, какое число денег ими издержано было, когда его принимали и привозили к себе…
…В 1845 году, во время моего посещения посада этого в нем было жителей, 1,283 мужчин, 1,499 женщин. 2,782 обоего пола; мещан 1,108 муж., 1,313 жен., государственных крестьян 100 муж., 103 жен. Домов 476…».

Современное состояние: село Шеломы расположено в 7 километрах северо-западнее города Новозыбков.

Источник: «Стародубье. Записки протоиерея с.-петербургской Никольской единоверческой церкви Т.А.Верховскаго высочайше командированнаго в 1845-1848 г. Государем Императором Николаем Павловичем для устройства единоверия в черниговских старообрядческих посадах». Часть 1. 1845 г. Казань, в университетской типографии, 1874, с. 33 – 34, 91 – 93, 98 – 100, 105 – 107, 114 - 115.

Написать комментарий