Парк в Соцгороде

Честное слово, я не так уж давно узнал, что этот парк имеет название – «Крылья Советов». Все предыдущее время (до узнавания) между собой он всегда именовался как «Стадион», чем и отличался от второго, меньшего по размерам, соцгородского парка - «Рощи».
Парк был заложен, если не ошибаюсь в 1939 году, тогда же, думаю, были построены вот такие ворота…

Ворота Соцгород Казань старый

…которые сохранились в почти неизменном виде до сих пор. По-прежнему нас приветствуют простые герои нашего времени (справа налево): летчик, учительница (есть варианты – студентка или молодой ученый), колхозница, и, совершенно неожиданно – альпинист, его можно идентифицировать по бухте веревки, что покоится на его левом плече.

park_3.jpg

Изменилось вот что. Во-первых, исчезли металлические створки, которыми закрывались три проема ворот. Они исчезли так давно, что, сколько я не обращался с надеждой к своей памяти, но их вспомнить не мог.
Во-вторых, в южной «башне» ворот, рядом с фигурой летчика внизу есть неприметная и очень маленькая дверца, так вот на ней появился замок. Долгие годы во времена моего детства она оставалась открытой. Дверца такая маленькая, что ни один уважающий себя взрослый без крайней надобности не рискнет в нее протискиваться. А ребятам в самый раз, и даже очень надо, поскольку вверх внутри «башни» вела лестница. Мы, естественно, по ней поднимались и оказывались в очень низком, хотя и длинном помещении верхней части ворот. Но первый раз, когда мы туда забрались, в его глубине угадывалось какое-то движение. Мы были слишком маленькими, чтобы это движение проигнорировать, поэтому мы быстренько спустились, а в последующих посещениях сначала чутко прислушивались.
Центральная аллея парка заканчивалась неизменной фигурой Ильича на высоком постаменте, в чем-то энергично убеждающего народ. Аллея была двойной с клумбой посередине.

Ильич на центральной аллее парка

park_8.jpg

Мне кажется, что и асфальтовые дорожки в парке появились также не слишком давно. А в те годы даже посыпанную крошкой битого красного кирпича дорожку я помню всего одну. Она уходила вправо от ворот и вела к стадиону. По обеим ее сторонам стояли изваяния спортсменов. Только вчера коллективными усилиями мы пытались вспомнить, сколько же их было на самом деле: восемь или десять. Впрочем, мы даже восемь не могли осилить. Среди них были точно: Футболист, Пловчиха, Дискобол в классических греческих традициях, Штангист, Баскетболистов (двое) в борьбе за мяч, ну, и, конечно, поразившая воображение советских людей на многие годы Девушка с веслом. Кажется, был еще Поднимающий гирю. Вот так они и разделились: спортсмены в яростной борьбе кто с соперником, кто со спортивным снарядом, и спортсменки в спокойной отрешенности после спортивных баталий.

аллея парка в Соцгороде

Вот она - эта аллея. Не осталась и следа от произведений соцреализма. А помнится, когда-то ни один парк города не обходился без этой монументальной скульптурной пропаганды здорового образа жизни

Местное хулиганье, охочее до разного рода озорства, проявило интерес к спортивным снарядам, кои автор скульптур раздал мужественных и мускулистым спортсменам. Первыми исчезли мячи, поэтому и Футболист и Баскетболисты казались застывшими теперь уже в глубоком недоумении. Затем Штангист лишился своей штанги, а его яростный и напряженный рывок с вытянутыми вверх руками, но еще на полусогнутых ногах, приводил в смущение прохожих. У Девушки с веслом какие-то чудики оббили весло, но совладать с арматурой внутри его не сумели, поэтому Девушка с веслом превратилась в Девушку с копьем. Не пострадала лишь Пловчиха, в которую автор вложил не только преклонение перед пропорциями женского тела, но, похоже, и весь оставшийся материал – в итоге получился могучий жизнеутверждающий образ. Нарушить его гармонию соцгородские озорники, видимо, не решились, зато не поленились украсить пловчиху многочисленными надписями, вполне адекватно отражающими их любознательность по типу: «А это чё?».

А дорожка вела бы вас дальше, к стадиону. Это в сравнении с современным состоянием был совсем другой стадион, с грандиозными деревянными трибунами со всех сторон поля. Всегда открытый, позвольте мне трижды это подчеркнуть: «всегда открытый!». Это означает, что в любое время, если, конечно, там не проходил плановый футбольный матч, вы могли придти на стадион, переодеться, оставить пакет прямо на трибунах и пробежать столько кругов по гаревой дорожке вокруг футбольного поля, сколько вам заблагорассудится. Это не запрещалось, даже, если шла тренировка и, пропуская вас, тренер делал пару шагов в сторону. Не разрешалось только играть на поле посторонним командам, чтобы не портить лишнего травяное покрытие.
Но, когда наступала зима, футбольное поле заливали, и получался прекрасный каток. Всегда звучала музыка, было великолепное освещение и море народа. Постепенно выявлялось доминирующее направление движения катающихся (по часовой стрелке или против нее). Если мы были с девчонками, то, конечно, вливались в общую доминанту движения. Но, если приходили одни, то порой предпочитали двигаться против движения, что напоминало забавный коньковый слалом, приятно пугающий парочки в их чинном и плавном движении. Долгое время каток был бесплатным, затем появились билеты. Хотя цена их была скорее условной, но первое время вызывала наше понятное негодование (если мы были без девчонок), поэтому зачастую вход на каток был через забор, относительно высокий, но при известной сноровке вполне преодолимый.

Но мы небрежно (слишком небрежно!) по дорожке к стадиону прошли мимо еще одного примечательного сооружения, которое, впрочем, просуществовало недолгое время. Это была парашютная вышка. В одной из книг я даже нашел ее высоту: 60 метров. Я вам скажу сейчас, что такое 60 метров: вот предположим забрались вы на крышу пятиэтажного соцгородского доме и вниз заглядываете, что, естественно, я крайне не советую вам делать, так как с непривычки голова у вас запросто закружиться может. И люди, и машины, что вы увидите с такой высоты, будут казаться вам совсем небольшими. А теперь примите во внимание, что, даже если вы уже уселись на конек этой самой крыши, находитесь вы всего примерно в 20 метрах от земли. А, чтобы вам высоту в 60 метров изобразить, то три таких дома друг на друга поставить. Вышка же парашютная в соцгородском парке своей высотой никакого впечатления в моей памяти не оставила, поэтому, как я полагаю, мы можем скромно обозначить ее высоту примерно в 30 – 40 метров. Я уверен, что в книге говорилось лишь о проекте, а в реальности, как вы понимаете, то материалов столько нет, то задора необходимого на подвиг строительный не достает.

А там дальше за вышкой, если двигаться точно на восток, был тир. Длиннущее сооружение, но невысокое, настолько, можно сказать, низкое, что людям ростом под 2 метра, оно бы показалось очень неудобным. Но, видимо, людей такого роста в Соцгороде не водилось, и проблем, следовательно, не возникало. Кроме того, стрелять каждый раз приходилось лежа, следовательно, высота потолка большого значения не имела.
Сначала очередную «команду» стрелков укладывали на черные огромные кожаные маты, затем раздавали патроны, затем следовала команда к стрельбе. Поскольку с рождения у меня правый глаз практически не видит ничего, то стрелял я всегда с левого плеча. Это сильно нервировало нашего военрука, и я до сих пор слышу в ушах мучительно сдерживаемый стон, который он при этом издавал. Но поскольку я стрелял хорошо, и, если было нужно, выступал за школу, он это мое безобразие он внутри себя преодолевал, зная, что я не из вредности, а по обстоятельствам жизненным.
Гильз вокруг тира было в изобилии, поэтому, когда требовалось, например, какую-нибудь «заподлянку» учинить, скажем, набить их «серой» со спичек, заткнуть и положить под трамвай, то – бери сколько хочешь. Правда, такие гильзы только для малышни, а для достойной «взрывалки» они и не особенно-то годились, и уж ни в какое сравнение не шли с охотничьими патронами, которые, конечно, искать надо серьезно. Но, если у вас со слухом и соображением все в порядке, то, живя в Соцгороде, вы, конечно, слышали, как по ночам на заводском полигоне самолеты пристреливались. Вот тут и задумаешься и представляешь, сколько там можно найти совершенно замечательных гильз. А, если конструктивно думать, то, возможно, и придумается, кто бы их раздобыть мог…

Взгляд на ворота со стороны парка

park_2.jpg

park_7.jpg

“Парк в Соцгороде”

Комментариев 4

  1. Tatiana 07 Май 2011 в 8:40 ссылка на комментарий

    А я вот многие годы говорю, а почему бы не возвратить эти парашютные вышки. Мне кажется, что они бы пользовались успехом. Я вспоминаю как мне пришлось прыгнуть с такой вышки в Орленке. И хоть прыжок был неудачные, но я помню чувство полета до сих пор, после того как меня сняли с угла вышки, на котором я повисла.
    Мне кажется, что вышка будет тем, где люди смогут сбрасывать отрицательную энергию которая есть у них

  2. admin 09 Май 2011 в 8:53 ссылка на комментарий

    Прочитал твой комментарий, Татьяна, сразу представил, как ты берешь это дело в свои энергичные руки, и вся страна украшается парашютными вышками… (Это был бы уже более высокий уровень реализации твоей активности - общероссийский!)
    Так держать! Все в ОСОВИАХИМ! Кстати, эта аббревиатура, напоминающая какое-то древнее заклинание, родилась 85 лет назад. Правда, мне всегда было непонятно, чего ради в благородное дело содействия обороне и авиации вклинился призыв к содействию химическому строительству. Конъюнктура, однако…

  3. Владимир 27 Янв 2013 в 9:26 ссылка на комментарий

    “Парк был заложен, если не ошибаюсь в 1939 году, тогда же, думаю, были построены вот такие ворота…”
    Это было написано в апреле 2011 года. Сейчас я уже знаю точно, что парк в Соцгороде был сформирован еще до войны: обнесена какой-то оградой его территория и рядом с ней (со стороны парка) посажены деревья вместе с кустами акации. Парашютная вышка и тир уже были построены.
    Но практически вся территория парка представляла собой поле еще не засаженное деревьями. Стадион был только намечен беговой дорожкой, а трибун вокруг поля не было. Не было и ворот в парк. Все это (и ворота, и стадион, и деревья) появилось уже после войны.

  4. Людмила Коробкова 03 Янв 2014 в 21:26 ссылка на комментарий

    Моя мама рассказывала,что приехала в Казань в 1939 г поступать в Университет и готовилась к вступительным экзаменам в парке.Тогда уже были посажены липы-то-о-ненькие.Моя мама жива,ей 94 года.

Написать комментарий