Фото из семейного альбома Рыжовой Марии Терентьевны. Продолжение

У моего деда Соколова Тимофея Ивановича было двое братьев и шестеро сестер. Но сложилась так, что из братьев Терентий погиб в 1915 году в германском плену, Митрофан жил в Питере, хотя позднее и вернулся в Смолево, а сестры практически все разъехались “в замужество”: Домна в Гору, Аксинья в Москву, Елизавета в Хотеичи. Агафья в Лопаково, а Марфа в Губино.

Cтаршие дети Тимофея Ивановича так же разъехались к тому времени из Смолево: Иван жил в Вербилках и Москве, Николай погиб под Киевом в 1921 году, Яков каким-то образом попал в Душанбе, Григорий был активным комсомольцем и где-то в 1920-е годы строил узкоколейку для доставки дров в Москву. В Смолево оставался только мой отец 1910 года рождения, но он еще был подростком.
Из сестер Тимофея Ивановича в Смолево жила лишь Анна Ивановна, будучи замужем за Соловьевым Иваном Ивановичем. Но у Анны было своих семеро детей, так что самым близким по родственной взаимопомощи человеком для деда Тимофея оказалась Анна Терентьевна, вдова Терентия Ивановича. Когда Терентий ушел на фронт (по-видимому, в 1914 году), она осталась одна с двумя детьми, из которых Марии было 2 года, а Федору год. Поэтому Анна Терентьевна, по словам Марии Терентьевны, работала наравне с мужчинами. И с семьей Тимофея Ивановича они жили дружно. Когда в Шевлягинском лесу у деда Тимофея лошадь деревом придавило, на помощь он позвал именно Анну Терентьевну, а больше из самых близких своих, вроде бы и некого было еще кого-то звать.

mt_prodolzenie_1.jpg

Мария Терентьевна Рыжова июль 2007 г.

Я позволю себе привести здесь маленький мой рассказ о разговоре с бабой Маней – Марией Терентьевной, что можно отнести к августу 2007 года.

Это я уже по-смолевски привык: баба Маня да баба Маня. А на самом деле – Рыжова Мария Терентьевна. Она самая старшая в Смолево. Приезжает сюда на летний период, а остальное время живет в Москве. Моя троюродная тетя.
Вокруг Марии все Терентии: муж – Терентий. Мама – Анна Терентьевна. Отец - Терентий Иванович Соколов, мой двоюродный дед. Он погиб в германскую, причем, в плену у немцев. Был в их военном госпитале в Шлигельмуль по случаю ранения. Но там начался тиф. И немцы всех, кто был в карантинном бараке, уничтожили. Анна Терентьевна в свои 30 лет тогда одна осталась с двумя детьми.
Марию Терентьевну можно слушать бесконечно: столько всего она знает и почти всех помнит. Успевай только вопросы задавать да записывать. Я и задаю. И всякий раз поражаюсь моментальной реакции Марии Терентьевны и множеству сведений.
Один из вопросов интересовал меня более всего. Как мы в Казани очутились. Почему отец в Казань переехал, догадываюсь – там уже был его старший брат Григорий Тимофеевич с семьей. А вот Григорий почему?

Есть у меня соображение интуитивное, что связано это скорее с женой старшего брата моего отца Григория Анфисой Васильевной. Недаром же чуть позднее в Казани ее сестры обосновались, тетя Маша и тетя Дука. Все они по отцу Чистовы. Спрашиваю у Марии Терентьевны.
- Первым - говорит мне Мария Терентьевна: в Казани появился Павел Никифорович.
- Это еще кто такой?
- Да племянник он Зинаиды!
Тут я догадываюсь: Это какой же Зинаиды? Что Анфисе Васильевне матерью была?
- Точно – говорит Мария Терентьевна:
- Они же оба из Заполиц (деревня такая, за Куровской), и Павел и Зинаида. У Павла-то фамилия Кислов, он сырье завозил в Хотеичи. А когда дело стало развиваться, то Хотеич мало стало, вот Казань ему и приглянулась почему-то. А Зинаиде-то, когда она за Василия Трефиловича замуж выходила, было 18 лет всего. А ему-то 60! Богатый был, спасу нет! А где деньги-то держал – никто не знает. Его когда удар хватил, то он прислугу к тебе позвал, руками-то как замашет. Никого больше в доме-то и не было. Позвать-то позвал, а сказать ничего не может. Так и не нашли золото-то его. Огород весь перекопали… Вот такие дела - заканчивает Мария Терентьевна…
…А не нашли-то потому, как я думаю - останавливает меня в последний момент Мария Терентьевна, переходя на шепот: …что до них все было уже найдено. Ведь аккурат перед отъездом Зинаиды Григорий ночью от их дома какой-то сундук увозил, но что уж было в том сундуке, и куда он его отвозил, я не знаю… и Андрей ему помогал еще. Андрей - это отец мой…

Первой познакомилась с Марией Терентьевной Галина полтора года назад, и среди множества имен, фамилий, связей, что баба Маня сообщила, сказала она вдруг:
- А еще у Ивана Михайловича дочь Елизавета была, ее в Хотеичи за Василия выдали.
Но ни фамилии Василия, ни отчества не вспомнила.
А для меня это новостью было. Чтобы еще одну двоюродную бабушку мою никто не помнил, никогда не называл Елизавету – это сильно. Всерьез планировать в Хотеичах поиск учинять я не мог, но придумка туда поехать была.

И представлял я, как подойду к первой же бабушке тамошней с вопросом, что, дескать, не в курсе ли Вы: отдали когда-то мою Елизавету Ивановну замуж за Василия здешнего, вот как бы потомков их сыскать. И спросит меня бабушка:
- А за какого такого Василия?
- Ну, за такого вот, ну обычного такого Василия…
И спросит меня бабушка:
- А в каком же годе это было? В нынешнее время, при колхозах ли, а может быть совсем в старое время?.
- Ну, скорее в старое.
Посмотрит бабушка на меня сочувственно и в сторонку заторопится от греха подальше. Фу, стыдоба какая…
Разговариваем мы разговоры с Марией Терентьевной, а мысль про Елизавету у меня в голове вертится. Выждал я, когда Мария Терентьевна к близкой теме приступила, и неожиданным вопросом про Хотеичи ее озадачил.
- Василий который? - переспрашивает Мария Терентьевна:
- Ну, известно который! Моисейкин его фамилия, а по отцу Александрович.
Так вот! И Инне Ивановне с Александрой Савельевной я тут же и доложил, но врасплох не застал, потому как все при таком раскладе тут же с легкость и вспоминают, что да, ну, конечно, Моисейкин.
А Инна Ивановна с присущей ей способностью общество на дела разные организовывать, тут же Женю спросила, а что это мы давно в Хотеичи не ездили. Женя с удовольствием согласился, и мы взяли и поехали, не откладывая.
Мария Терентьевна все правильно говорила: при въезде церковь белая православная. А наискосок от нее бывший дом Елизаветы с Василием. Они ли его продали или дети их – я уж и не помню. Все так: и церковь в начале деревни, а чуть подальше – магазин.
Магазин, я вам скажу уверенно, центральная точка поиска. И вовсе не потому, что там есть все для праздника последующего. Нет, это не главное. Главное, что в магазине всегда самая достоверная информация живет. Входишь и спрашиваешь, что надо. Очередь небольшая, но не видел я еще такой очереди в деревенском магазине, чтобы не приняла она твою просьбу близко к сердцу, так, что о покупках своих забыть можно. Если нет очереди, не беда, та женщина средних лет, что за прилавком, знает все и всех…
- А вам кого из Моисейкиных? Направо – Александр, налево – Виктор.
Машина у нас так была припаркована, что удобнее было налево. Едем по пустынной улице, и спросить не у кого. Вот уж дома последние. Тут Инна Ивановна усмотрена мужчину, что в саду своем трудится. Когда поближе подошли, она и говорит:
- А, по-моему, я его знаю, только фамилию не помню.
Вызвала его, и пока он медленно вспоминал Инну Ивановну, мы серьезно за разговор взялись.
- Вить, а как твоя фамилия? - спрашивает Инна Ивановна.
- Моисейкин я.
С другой стороны я вступаю:
- Иванов сын?
Про себя думаю – со стороны только красных корочек нам не хватает для полноты образа.
- Да, Иванович.
Я сейчас думаю, что именно с деревни Хотеичи у нас появилась такая деловая хватка разговора. Никаких слез умиления. Все просто: «Здравствуй брат Витя, я брат Вова». И сразу к делу, к информации то есть. Но все же приятно, на самом деле, родственника встретить, о ком еще вчера не знал, не ведал.

Упомяну еще одну фотографию из нашего семейного архива. Мы ее приводили не раз, поэтому повторять не будем. А посмотреть ее можно вот здесь.

На этой фотографии Терентий Иванович вместе со своей второй женой Анной Терентьевной стоит во втором ряду слева. В центре сидит мой прадед Соколов Иван Михайлович. Фото я датирую ноябрем-декабрем 1913 года, поскольку на коленях деда Тимофея его самая младшая дочь – Наталья, она родилась в марте 1913 года. Почему-то отсутствует жена Ивана Михайловича – Авдотья Иовлевна. Она еще, безусловно, жива, хотя, как рассказывает Мария Терентьевна, Авдотья Иовлевна практически сразу угасла после сообщения о гибели Терентия. Как могу я пофантазировать, во время фотографирования Авдотья Иовлевна, скорее всего, водится с детьми Терентия и Анны - Федором и Марией. Федору, который родился 11 сентября 1913 года на момент фотографирования всего-то 2-3 месяца. Федор пропал без вести в 1945 году.

mt_prodolzenie_1_1.jpg

Соколов Терентий Иванович со своей первой женой Евдокией Васильевной. Евдокия Васильевна умерла при родах, по-видимому, около 1910 года.

mt_prodolzenie_1_2.jpg

Соколов Терентий Иванович (сидит справа на фото). Рядом с ним Алексей Васильевич Филатов из соседней со Смолево деревни Минино.

mt_prodolzenie_1_3.jpg

Сестры Соколова Терентия Ивановича: слева Аксинья Ивановна, рядом Елизавета Ивановна с мужем Моисейкиным Василием Александровичем из села Хотеичи. Рядом с Василием стоит Соколов Митрофан Иванович – брат Терентия.

“Фото из семейного альбома Рыжовой Марии Терентьевны. Продолжение”

Комментариев 6

  1. Рыбин Михаил Евгеньевич 15 Ноя 2013 в 21:25 ссылка на комментарий

    Здравствуйте !!! Здесь упоминаются Кисловы . Они случайно не выходцы с д.Богатищево , что в лесу за Лашино ? Ранее деревня входила в приход Хотеического храма и в Ильинскую волость . Ныне Воскресенский район.

  2. Владимир 16 Ноя 2013 в 6:28 ссылка на комментарий

    Очень возможно, что так, Михаил, по крайней мере, другого места компактного проживания Кисловых я не знаю. Но и утверждать не могу насчет Богатищево - не занимался этим вопросом.

  3. Владимир 14 Апр 2015 в 8:22 ссылка на комментарий

    Вот и в продолжение наших бесед с Марией Терентьевной и нашего с Михаилом в ноябре 2013 года обсуждения места проживания Кисловых:

    Из метрических книг 1918 года
    “№. 44. Октября 25, Карпово, Дмитрий
    Родители: Терентий Ермилович и жена его Филиция Ивановна Соколовы
    Восприемники: Шувои Беззубовской волости Павел Никифорович Кислов, Смолевой Анфиса Васильевна Чистова

    Племянник жены моего дяди как бы и не очень дальняя родня, но главное не в этом. Важно другое: он в значительной мере обусловил появление отца в Казани!
    Анфиса Васильевна (тетя Фиса для меня) на время этой записи была еще не замужем, а ее будущий муж Григорий Тимофеевич Соколов примерно в это время строил (на манер Павки Корчагина) узкоколейку под Москвой для подвоза дров.
    Позднее он работал в Казани где-то в снабжении (я уверен, что ему помог устроиться на это место Павел Никифорович).

    А я все интересовался, где же Кисловы живут (или жили): в Хотеичах спрашивал, в Заполицы с Ириной специально заезжали. Но Павел Никифорович вот, оказывается, откуда – из Шувои.

  4. Рыбин Михаил Евгеньевич 18 Апр 2015 в 0:17 ссылка на комментарий

    Продолжая разговор о Шувое и ближайшей округи получил не давно такое интересное письмо.
    Может у кого нибудь есть похожая информация, что поможет этому человеку в дальнейших поисках.

    “Здравствуйте , уважаемый Михаил Евгеньевич!

    Прошу простить меня за беспокойство.

    Я занимаюсь генеалогией своих предков, старообрядцев Богородского уезда, Московской губернии.

    Мой прапрадед Савва Алексеевич Денисов , 1844гр., был по преданиям , старообрядческим священником.
    Он был родом из деревни Нареево, Беззубовской волости , Богородского уезда.

    Нашел про него немного информации - Денисов Савва Алексеевич – крестьянин Богородского уезда , Беззубовской волости , деревни Нареевой, был подвержен Усть-Медведицкому окружному суду за «незаконное» венчание «заведомо православной» казачки со старообрядцем крестьянином (ЦИАМ, ф. 54, оп. 104, д. 23 (1912 год.), л. 365).

    У меня есть копия письма 1873г. свящ. Саввы Денисова, написанного им из тюремного замка старообрядческому архиепископу Антонию, с просьбой о помощи. Тогда он действительно служил в одной из донских станиц, в его приход входили хутора Гуров, Попков, станицы Островская, Усть-Медведица (ныне г.Серафимович).

    Г.И.Х.С.Б.П.Н., аминь. По амине начинаю.
    Его высокопреосвященству архипастырю избранного Христова стада древлеправославной церкви и ревнителю благочестия, веры в Господа нашего Исуса Христа
    о. Антонию.

    Аз, многогрешный узник священноиерей Сава[1], со смирением благоговейно преклоняю главу свою пред вами и прошу вашего прощения и благословения, и повеству вам с велиим плачем души моей и со скорбию сердца моего, что я ныне ввергнут и предан в мрачную темницу за евангельскую истину и веру Христову. Зело прискорбна душа моя, и наполнися печалию сердце мое о разлуке меня со избранными божиими християны, которые вручены мне от вашего смирения. И плачу неутешно, что лишихся соборной беседы и зрети благолепие лица вашего; хотя плоть моя смущается, но дух мой радуется. Немощным страшна и прискорбна темница, где много враг смущает тело и душу, и мно врагов, но милостию Божиею и вашими святыми молитвами все могу с любовию перенести, все скорби и напасти временные века сего. Надеюсь на милость Божию, что ничто меня не может устрашить.
    Прибегаю к вашему высокопреосвященству, поведайте всем избранным божиим христианом о заключении моем в темницу и принесите молитву ко Господу Богу о моем убожестве, чтобы милостивый Господь подкрепил меня свыше - перенести темничные скорби, где проливаю слезы от изнурения темничного, где несть утешения и единие[2] духа. Заключение прискорбное подобно шумному Вавилону, не имею покойного места, где бы принести молитву, кроме богомыслия едина молитва Исусова – та утешает мя и веселит сердце мое.
    О возлюбенный мой архипастырю! Что сотворю, не вем, желает душа моя освободиться от сих уз, вельми стесняет мя темница, ибо она наполнена родом строптивным и развращенным, среди которых нахожусь и желаю вам препроводить сию четыредесятницу Великого поста в Божиих трудах и подвигах, и дождаться торжественного и великого праздника, духовно вам торжествовать.
    Милостивые о Христе благотворители, избранного Христова стада словесные овцы, истинные христиане, мира Господь даст дому вашему, и да будет с вами благодать Господа нашего Исуса Христа и причастие Святого Духа. Аминь.
    Аз, многогрешный узник си С, желает вам о Христе радоватися и преуспевать в благодати истинне, и препровождать временную жизнь в мире и в любви, и душу спасти. Возлюбленные о Христе собеседницы и Царствию Божию наследницы, и духовная о Христе братия, со многою скорбию и с велиим плачем сердца моего поведую вам велию тесноту и скорбь, о которой и описать не могу, которую я претерпеваю во узах и темнице. И прошу вашего христолюбия, отворите двери милосердия своего от своих сокровищ, что милостивый Господь по сердцу вашему положит. Подать руку помощи заключенному узнику, за что буду воссылать молитвы ко Господу Богу о вашем здравии и спасении. Е п: блаженны милостивые, яко тии помилованы будут. И прошу вас Христа ради принять на себя участие, с своей стороны похлопотать или дать наставления.
    О возлюбленный мой архипастырю! Прошу вас Христа ради, со слезами и усердно. Всякого люби и каждого берегись. Есть писа: будь мудр яко змея, , яко голубь. А еретицы[3] устроились на нас, подобно как звери сурови или аспиды люты. Не дай себя и свой святительский сан на поругание.
    И поздравляю вас с памятью преподобного отца нашего Алексия[4] и желаю вам быть ему ссельником в горнем Иерусалиме.
    Святыи владыко, за умножение моих слов и за нескромное мое выражение, и за дерзкий мой поступок прошу от вас прощения.
    А с получения моего письма прошу вас уведомить меня. С довольным разъяснением не оставьте меня без внимания в таком положении, и буду ожидать от вас ответа! Адрес пишите: в Войско Донское, в Усть-Медведицу Меланье Никифоровной г. Познеевой. И пропишите ей в письме, чтобы она передала мне секретно с благонадежным человеком.
    Покорный ваш слуга, убогий раб священноиерей Сава Алексеев Денисов.
    73 года, марта 17 дня.
    Усть-Медвед, тюре замо.

    Автограф: ОР РГБ. Ф.246. К. 176. Ед. хр. 4. Лл.155 – 156об.

    Примечания
    1. Здесь и далее в письме сохранена орфография подлинника.
    2. Значение слова неясно
    3. Под этим словом могут подразумеваться противоокружники, но священник мог также иметь в виду последователей господствующей церкви.
    4. 17 марта (старого стиля), когда о. Сава писал это письмо – день памяти святого Алексия, человека Божия.

    В Волгоградском архиве нашлась закладная от 30.04.1894 года ,по которой Савва Алексеевич Денисов , временно проживающий в Дубовском посаде , Царицынского уезда, Саратовской губернии, дает 2000 руб ( и ранее 3000 руб) дворянину, уряднику Льву Трофимовичу Персидскому под залог его имения. Савва Денисов временно проживал на Хохлацкой улице , в доме Парамонова ( или Пофамонова).

    У Саввы Алексеевича были сыновья Поликарп Саввич Денисов ( 1864гр ), Захар Саввич Денисов ( 1869 гр ) и две дочери Анастасия ( примерно 1880 гр, в замужестве Емельянова ) и Анна Саввичны (примерно 1870 гр, в замужестве Харламова).

    Родня проживала в деревнях Нареево, Шувоя, Юрятино, Устьяново.

    Может быть Вам встречалась информация о нем в Богородском уезде (по рассказам у него был приход в Богородском ( Ногинском ) районе в 1920-е 1930-е гг.) ?

    Буду признателен Вам за любую информацию.

    С уважением, Виктор Николаевич Захаров”

  5. Владимир 18 Апр 2015 в 6:37 ссылка на комментарий

    Спасибо, Михаил! Будем иметь в виду в отношении Денисовых.
    А Юрий Александрович Карякин теми местами не интересовался?

  6. Рыбин Михаил Евгеньевич 18 Апр 2015 в 13:52 ссылка на комментарий

    Я ему отправил письмо и жду ответа по данному вопросу .
    Может он тоже поможет, так как он большой специалист по данной местности, и ныне сейчас, кстати, проживает в д. Иванищево, что рядом с д. Устьяново.

Написать комментарий