Между Нырзой и Каврой

К обеду нам приготовили высокий берег и избу с кострищем.
Cегодня дежурим мы с Галиной. Галя остается поддерживать огонь, а все остальные направляются в лес за ягодой. Раньше нам встречалась в основном черника, но здесь в изобилие яркой красно-бордовой брусники. Зеленоватый мох сосняка покрыт затейливым красным узором - россыпью ягод. Кружки наполняются мгновенно. Все удовлетворенно молчат и ползают по мху. Еще не готов обед, а собирать уже некуда – большой котел полон. Вечером будет замечательный кисель.

30.jpg

Пока обедаем, с верховий приходит лодка. Не подходя к берегу, встала на якорь и двое мужчин спустили на воду снасть: большой кусок дерева, к нему треугольником привязан шнур. На быстром течении чурка закачалась посреди реки. Эта снасть называется «кораблик», ее запускают преимущественно с берега, и в зависимости от длины шнура «кораблик» может бродить практически от берега к берегу. Мужички, изредка поглядывая на снасть, пускали прямо с руки леску, то и дело вытаскивая небольших сигов. Но крупная рыба, на которую был рассчитан «кораблик», так и не взяла, вскоре лодка снялась и ушла за поворот.

28.jpg

После обеда так же хорошо. Солнце опустилось ниже и освещение сейчас великолепное, с чуть красноватым отблеском. На лесные поляны легли длинные тени. Графика елей на фоне неба, четкие контуры стогов заставляют то и дело брать камеру
За сегодняшний день прошли много, столько же, сколько за предыдущие два дня. Прошли устье речки Средней. До планируемой стоянки осталось совсем немного. Было еще достаточно рано, когда мы причалили к берегу, где приветливо поблескивала окнами изба.
Напротив виднелось устье речки Нижней. Мы с Галкой отправились рыбачить. В памяти моей осталась рыбалка в устье Лодозеро. Тогда Галина взяла удочку и решила попробовать. У берега на мелководье хорошо просматривалось песчаное дно с кустообразными водорослями. Я с иронией посоветовал порыбачить еще и в ванне. Но, когда она с криком вытащила первую небольшую, но сильную и гибкую рыбу, мне уже было не до смеха. Пока я лихорадочно разматывал удочку, на берегу трепыхались уже три сига. Я живо согнал Галку с ее места и даже взял в итоге ее удочку, но, в то время как она таскала одного за другим небольших сигов рядом, у меня было пусто. Я отчетливо видел рыб, скользящих среди водорослей, очень аккуратно подсовывал им под нос крючок с червяком, но они почему-то с презрением отворачивались. Отчаявшись, я полез искать место получше, туда, где над водой нависали густые кусты. Пока я продирался сквозь высоченную крапиву и малину, вымок по колено и не раз обжегся. Ко всему на втором забросе у меня леска запуталась в кустах. Озлившись, я дернул посильнее и естественно, оставил всю снасть в кустах. В общем, я вернулся к дому хмурый и пообещал Галке, что, если она поймает хотя бы еще одного сига, ей не сдобровать. Она вытащила еще двух, но мое обещание так и осталось пустословием, а я с большим удовольствием ел со всеми вместе уху из Галкиных сигов.

Я понадеялся, что сегодняшний вечер позволит скрасить черные воспоминания. Мы вылезли на берег, захватив остатки червей, пошли выбирать подходящее место. Что греха таить, Галке везло и сегодня. Но вскоре я тоже вытащил первую рыбу. Через некоторое время к нам присоединился и Володя и втроем мы наловили на знатную уху.
Подошло время навести ревизию в наших запасах. Перетрясли рюкзаки. То, что в них нашлось, едва ли заняло треть небольшого стола в избе. Уели мы изрядное количество продуктов. Рюкзаки стали тощими. Но остатка нам хватит – через день должны уже дойти до Кавры. Кавра – это лесосплавной пункт на реке. Ниже начинаются людные обжитые места. За Каврой мы уйдем с реки и будем пробираться через водораздел на Пукшеньгу.

Сегодня птичий день. Сначала встретили утку, приняв изначально ее за какого-то зверька, когда она вдруг вынырнула между лодок. Это нырок. Увидев нас, он удивился и снова нырнул, оставался под водой довольно долго и вынырнул уже далеко в стороне.
Долго впереди нас летела стая уток. Они появились справа из зарослей и, зашелестев крыльями, пролетели вниз по реке. Вновь сели, будто дожидаясь нас. Стараясь не плескать веслами, мы приблизились, а утки подпустив нас достаточно близко, вновь снялись. Так продолжалось несколько раз. Наконец, посетовав на нашу настойчивость, они возмущенно закрякали, пронеслись прямо над нами и скрылись навсегда.

Потом встретили орла. Он сидел на обломке дерево, гордо рассматривая нас одним глазом. Затем решил напугать и расправил огромные серо-черные крылья. Перья на его загривке взъерошились, голова слегка пригнулась. Решив, что этого достаточно, сложил крылья и с презрением отвернулся. Затем легко снялся и спланировал на верхушку ели. Выпроводив нежданных гостей за пределы своих владений, проследил, чтобы мы не повернули обратно.
В обед мы с Галкой опять наловили сигов, в этот раз даже я поймал несколько хороших.

31.jpg

Река вновь изменила свой характер. Сейчас идем вдоль бесконечных плесов, идем медленно, и все чаще возникает мысль – не пройти ли нам оставшиеся до Кавры километры пешком. По левому берегу мелькает хорошая тропа. Да и путь, видимо, не так уж длинен. Но время уже послеобеденное, решаем плыть до вечера, а завтра с утра отправиться вдоль берега. Но вечером, когда начали искать место для стоянки, передумали. Плес неожиданно закончился перекатом, а в конце его открылся широкий луг. Немного выше между двумя огромными деревьями, елью и сосной – несколько домов. За этим местом, насколько было видно реку – быстрое течение.

32.jpg

По красоте это место – одно из лучших на реке. Сухой высокий берег, с которого далеко просматривается речная долина. Под берегом река поворачивает и расходится на несколько рукавов, трудно сказать, какой из них лучше выбрать.

33.jpg

Вокруг нас чистый сосновый бор. Володя – главный заготовитель грибов, вскоре возвращается с целой охапкой белых. Этого, по моим представлениям, нам хватит дня на два. Когда грибная каша готова, две миски очищенных и мелко нарезанных грибов остаются не у дел. В таком же количестве получился чернично-брусничный кисель, добрая половина его остается на утро. Впервые за несколько последних дней ночуем в палатках. Изба показалась нам слишком грязной. Ночами стало холодать, температура где-то около нуля, но спится от этого только лучше.
Утром мимо нас проходит лодка с сеном. Перед перекатом мотор глушится, поднимается, и дальше идут на шестах. Заодно мы узнаем, каким рукавом нужно идти.
…и все-таки садимся на мель. До глубокой воды недалеко, метра два, но лодкой рисковать не хочется. Вылезаю и вывожу ее из переката. То же делают и ребята.
Кавра близко. По левому берегу опять дома. Здесь уже, кажется, живут постоянно.

Архангельская обл., август 1972 г.

Написать комментарий