Карусели Соцгорода, небоскребы Нью-Йорка и самолеты Юнкерса

«А рядом с тиром стояли три самолета, видимо, истребители…» - говорит Герман. Совершенно не помню самолеты.
«А помнишь загородку из алюминия?». Вот, точно, загородки из алюминия в парке водились. В памяти насчет самолетов ничего не говорится, а на детской площадке, где были всяческие карусели и качели, все загородки были такими. Я их на ощупь помню: светлый П-образный профиль не был обжигающе холодным как сталь. Теплее и мягче – вот таким он был в парке, за пределами которого делались самолеты. Впрочем, это, естественно, был какой-то сплав, который мог идти на что-то в авиации. А на корпуса самолетов шел дюралюминий…

Нашел интересную историю применения алюминия и его сплавов в авиации.
Впервые «авиационный» алюминий появился в Германии в начале ХХ века. Альфред Вильм, немецкий ученый-физик, открыл «эффект старения» алюминиевого сплава – прочность металла существенно увеличивалась после закалки его в течение долгого времени. В 1909 году появился сверхпрочный сплав дюралюминий: алюминий, медь (1,3%), магний 2,8% и марганец (1%). Преимущества сплава оценил профессор термодинамики, авиаконструктор Ахенского университета Гуго Юнкерс, поэтому уже в 1917 году на аэродроме Адлершоф поднялся в воздух истребитель J.7, полностью построенный из «легкого» металла.

Истребитель J7

Источник

В том же году начался серийный выпуск военных самолетов Junk J.1. Дюралюминий стал фаворитом конструкторского бюро Юнкерса.
В СССР также шли разработки сверхпрочных алюминиевых сплавов. В 1918 году по настоянию конструктора А. Н. Туполева и профессора Московского государственного университета Н. Е. Жуковского был создан Центральный аэрогидродинамический институт (ЦАГИ), в нем начались разработки новых моделей самолетов и исследования металлических сплавов. Весной 1922 года в ЦАГИ был доставлен фюзеляж сбитого истребителя Junkers D.I. Удалось не только определить формулу дюралюминия, но и разработать более прочный вариант сплава. В конце 1922 года началось производство «кольчугалюминия»: листового, гофрированного и профилированного. Конкурент Юнкерсу — советский самолет АНТ-2 был представлен 28 мая 1924 года.

Источник

…а еще этот профиль был клепаным! Я помню, что дома у нас было много заклепок. Отец научил меня их ставить: сверлишь отверстие нужного диаметра, вставляешь заклепку и аккуратно так молоточком расплющиваешь ее выступающий «хвост». Две-три заклепки и у тебя крепкое и надежное соединение…

Я позволю себе сделать «лирическое отступление». Оно имеет прямое отношение к теме заклепок, хотя непосредственно не связано с парком в Соцгороде. Зато интересно.
Итак: клепальные работы, какими они были.
Такое чудо как небоскреб, не стало бы возможным без изобретения стального каркаса. Сборка стального каркаса здания - самая опасная и сложная часть строительства. Вот поэтому профессия клепальщика и стала cамой важной при строительстве небоскребов.

park_11.jpg

Клепальщики - это каста со своими законами: зарплата клепальщика за рабочий день составляла 15$, больше любого квалифицированного рабочего на стройке; они не выходят на работу в дождь, ветер или туман, они не числятся в штате подрядчика. Работали клепальщики бригадами из четырех человек, и стоит одному из бригады не выйти на работу, не выходит никто.

park_14.jpg

На фотографиях - лучшая в 1930 году бригада, слева направо: ”повар”, ”вратарь”, ”упор”, и стрелок”. На помосте из досок, или просто на стальных балках стоит угольная печь. В печи заклепки – 10 сантиметровые в длину и 3 сантиметровые в диаметре стальные цилиндры. ”Повар” ”варит” заклепки - небольшими мехами гонит в печь воздух, чтобы разогреть их до нужной температуры. Заклепка прогрелась (не слишком сильно - провернется в отверстии и придется ее высверливать; и не слишком слабо - не расклепается), теперь нужно передать заклепку туда, где она будет скреплять балки. Передвигать горячую печь в течение рабочего дня нельзя. Поэтому часто место крепления находится от ”повара” метрах в 30, иногда выше, иногда ниже на 2-3 этажа. Передать заклепку можно единственным способом - бросить. ”Повар” поворачивается к ”вратарю” и молча, убедившись, что вратарь готов к приему, щипцами бросает раскаленную докрасна 600-граммовую болванку в его сторону. Иногда на траектории уже сваренные балки, кинуть нужно один раз, точно и сильно.

park_12.jpg

‘Вратарь” стоит на узком помосте или просто на голой балке рядом с местом клепки. Его цель - поймать летящую железку обычной жестяной консервной банкой. Он не может двинуться с места, чтобы не упасть. Но поймать заклепку он обязан, иначе она маленькой бомбой рухнет на город. ”Стрелок” и ”упор” ждут. ”Вратарь”, поймав заклепку, загоняет ее в отверстие. ”Упор” с внешней стороны здания, вися над пропастью, стальным стержнем и собственным весом удерживает шляпку заклепки. ”Стрелок” 15-килограммовым пневматическим молотом в течение минуты расклепывает ее с другой стороны. Лучшая бригада проделывает это фокус свыше 500 раз за день, средняя - около 250.

park_13.jpg

Опасность этой работы можно проиллюстрировать следующим фактом: каменщики на стройке страхуются по ставке 6% от зарплаты, плотники - 4%. Ставка клепальщика - 25-30%. На постройке здания Крайслера погиб один человек. На Wall-Street-40 погибло четверо. На Empire State - пятеро.
Источник

…С небоскребов мы вновь спустимся в тишину и заброшенность соцгородского парка и посмотрим, что же там еще было (есть) интересного. Остановились мы, помнится, на внимательном разглядывании загородки карусели, которая была собрана из клепаных дюралюминевых профилей. Сегодня таких загородок в парке уже не сохранилось. Вот так выглядит карусель сегодня: грустное сочетание веселенького заборчика и полной разрухи за ним.

Соцгород карусель

Прежний (дюралюминевый) забор был достаточно высоким, порядка двух с небольшим метров. Тетечка, которая впускала-выпускала жаждущих прокатиться, командовала процессом и рубильником, все время базировалась в одном месте. Поэтому, если зайти с противоположной стороны, так, чтобы центральная тумба карусели с механизмом вращения оказывалась между этой тетечкой и нами, можно было спокойно перемахнуть забор, вскочить на карусель и невинно пристроиться там среди лошадей и скамеечек. Тетечка всех незаконно катающихся элементарно вычисляла на первом же круге, особенно не нервничала, а только басом сообщала зайцам, что их засекли: «А, ну-у!». Это слегка напоминало сирену, которая изредка включалась на ТЭЦ-2 то ли в связи с какими-то учениями, то ли просто, чтобы народ не расслаблялся. Приходилось соскакивать с карусели за той же тумбой и преодолевать забор в противоположную сторону. Хотя и мелочь, но чувство выполненного долга от приключения грело душу…
Позднее я, стоя за тем же самым забором, наблюдал, как катается сначала Костя, потом спустя сколько-то лет – Маша. Потом прежний забор исчез, а появился новый, сегодняшний, а я наблюдал, как катается на карусели старшая внучка…

По пути домой мы с Костей проходили давно заброшенное небольшое здание парковой библиотечки. Для меня навсегда остается тайной, кто же он, этот читатель, который предпочитал лазанию по деревьям, пряткам в кустах и изучению новых территорий парка чтение в этой библиотеке. Хотя и мы пару раз в ней побывали, пережидая невесть откуда взявшиеся ливни. Но это было в детстве, а в Костино время на дверях уже висел ржавый замок. Зато под домиком какая-то собачья семья устроила великолепную нору, а из нее нам навстречу вылетала целая стая дворовых щенков, невероятно дружелюбных, как и полагается щенкам. Их хвосты крутились так энергично, что щенку порой приходилось переступать задними лапами, чтобы хвост случайно не уронил его в своем движении. Костя тщательно рассматривал нору и прикидывал, не заливает ли ее дождем, и не холодно ли будет в ней зимой…
Когда мы проходили с Машей, я говорил ей, что вот здесь была библиотека, а под ней жили щенки. У Маши загорались глазенки и она придирчиво расспрашивала меня: а сколько было щенков и какого цвета, издавали ли они какие-то звуки или крутились вокруг нас молча…
Я говорил Елене: «Вот здесь была библиотека…». Она, вздыхая, перебивала меня и продолжала: «…а в норе под ней жили щенки…дедуля, я все это уже слышала от папы!».

“Карусели Соцгорода, небоскребы Нью-Йорка и самолеты Юнкерса”

Комментариев 2

  1. Tatiana 07 Май 2011 в 8:33 ссылка на комментарий

    Спасибо

  2. admin 09 Май 2011 в 8:50 ссылка на комментарий

    Спасибо, Татьяна, за твое «спасибо»! Ты у нас на блоге, без преувеличения, самый активный читатель.

Написать комментарий