Как это делалось в Казани. Часть 2

Стенограмма заседания Совета Народных Комиссаров АТССР
«О выполнении стройплана Казмашстроя в 1-м полугодии 1934 года»
7 августа 1934 года. Продолжение

Мухин (отвечает на вопросы, формулировок вопросов в стенограмме нет):
Корпус для ТЭЦ мы заканчиваем в этом году. Бетонирование находится в таком положении, что мы выйдем под крышу. Правда, в 35-метровой зоне для металлических ферм нам потребуется 100 тонн уголкового железа, которого мы не имеем. Мы пойдем или на бетонные покрытия и тогда потребуется большая опалубочная работа, удорожающая строительства, или же, если удастся достать уголковое железо, мы пойдем с металлом. Котлы получим в первом квартале будущего года. Это сроки реальные. Может произойти сдвиг лишь на месяц-полтора. Часть электрооборудования уже поступила и поступает. С электроустановочными материалами дело обстоит очень плохо, но я думаю, что мы просто ничего не делали для их получения. Весь вопрос здесь заключается в нажиме. Вы, вероятно, знаете, что КазТЭЦ на Зеленый Дол установил высоковольтную линию вне проекта. Сейчас эту линию нужно переносить или же делать на ТЭЦ № 2 вторую линию. На специальном совещании с инженерами мы договорились эту линию ломать, причем, Казмашстрой дает столбы, рабочую силу, а КазТЭЦ принимает на себя весь установочный материал. Расходы делятся примерно пополам, линия ведется от Зареченской подстанции на ТЭЦ № 2. Было два варианта линии, причем первый требовал, чтобы мы шли с учетом Большой Казани, но здесь имеется неудобство, так как линия высокого напряжения Кинопленки должна пересекаться. Я запротестовал против этого варианта и предложил другой путь. Сейчас вопрос утрясен и подписан даже проект. Эту линию мы рассчитываем закончить в 1 января, а до этого времени будем обходиться времянкой, которая сейчас имеется. Монтаж широким фронтом мы начинаем с апреля месяца. Так как станция у нас преимущественно тепловая, то раньше 1 октября она не нужна, хотя и было постановление закончить ее к 1 июня. Я разговаривал с Терским (А.А.Терский, председатель Госплана ТАССР в 1932 – 1934 годах) о том, в какой степени с точки зрения энергетического баланса нужна эта ТЭЦ. Терский заявил, что желательно было бы раньше, но остро вопроса не ставил. Расчеты можно строить на июль месяц. Срок пуска более или менее реален. С Терским мы договорились также о том, чтобы он готовился к эксплуатации. Монтаж мы рассчитываем вести через контрагента, который через три месяца после пуска должен нам ее сдать. Мне кажется, что ведать энергией должен один хозяин, в данном случае – энергокомбинат Казани, этот вопрос мы поставим в Москве…

Разумов М.О, Маршев Н.Д.

В центе: Разумов, Маршев

(Разумов Михаил Осипович (1894 – 1937), секретарь Татарского обкома ВКП(б) в 1928 – 1933 годах,  репрессирован в 1937 году.
Маршев Николай Дмитриевич (1901 - ?), начальник строительства Казанского авиакомбината, репрессирован в 1937 году, вернулся, участвовал в строительстве Казанского завода органического синтеза.

…Относительно жилищного строительства я сказал, что, если у нас прибавится рабочей силы, то по ходу вещей мы вынуждены будем прибавить пару домов. Эти дома, кроме двух новых, будут строиться по старым стандартным проектам, так что всякая культура там будет отсутствовать. Новое в них будет только: новый стандарт оконных переплетов и дверей и штукатурка с войлоком.
На новую контору мы имеем много расчетов. Мне самому не нравится, что контора сейчас находится вне промрайона. Ее нужно закончить еще и потому, чтобы здание не сгнило. Я согласовал вопрос с Москвой и дал целый ряд указаний об окончании конторы в этом году не на половину, а полностью, но беда в том, что на площадке у нас всего 50 штукатуров, а нам нужно не менее 350 штукатуров.
Что касается совхозов, я осмотрел один из них. Он не произвел на меня никакого впечатления. Руководства совхоза просит только денег и на мой вопрос, когда будет картошка, огурцы и другие овощи мне ответили, что сначала давайте деньги. Дело в том, что на это хозяйство мы тратим средства за счет строительства. До сих пор ни одной копейки по титулу центра не узаконено. Все овощехранилища, скотные дворы и т.д. строятся незаконно. Мы вынуждены это делать, я с этим согласился, но нужно поставить вопрос об узаконении всего этого дела. Совхозы нужно реорганизовать, дело в них поставить серьезно.
Хлебозавод почти закончен, идет монтаж печей. Не разрешен только вопрос с водой. Геологический трест, который находится, кажется, в Казани, почему-то сейчас у нас не работает. Мне говорили, что бурение скважины сейчас не идет.
Есть директива о том, чтобы довести национальный состав рабочих до 40 %. Сейчас национальный состав значительно увеличился, но директива далеко не выполнена. По социальному составу рабочие преимущественно из колхозников. Отсеянных за последних четыре месяца, как мне передавали, насколько это точно, я не знаю, около 200 человек. Мне кажется, что учет вообще в этом разрезе поставлен скверно. На днях мне доложили о том, что трех человек нужно убрать. Относительно двух из них я распорядился сделать это, у третьего же в документах чрезвычайно странная формулировка: в прошлом он имел солидный кусок земли и приличный дом…

Уж не о братьях ли Ельциных разговор шел? Николай и Андриан Игнатьевичи Ельцины с декабря 1932 года работали на Казмашстрое плотниками, через некоторое время бригадиром и звеньевым соответственно. Но в январе 1934 году местное ОГПУ направило запрос на Урал по поводу Ельцина Николая Игнатьевича. В ответе перечислялось имущество раскулаченного в свое время Игната Ельцина: водяная и ветряная мельницы, молотилка, жатка, пять лошадей, четыре коровы, мелкий домашний скот (не иначе, как из старообрядцев уральских). Ну, так вот 22 апреля 1934 года была получена санкция на арест шести кулаков, работающих на Казмашстрое, в том числе Андриана и Николая Ельциных. Статья 58-10 УК РСФСР «За контрреволюционную пропаганду», 3 года исправительно-трудовых лагерей.
Впрочем, другие источники иначе все это толкуют, темное это дело… Да, и кто знает, про кого говорил Мухин в своих ответах на вопросы.

Мухин продолжает:
…Основная задача заключается в том, чтобы этой работой хорошенько заняться и выявить все классово-чуждые элементы.

У нас плохо организовано дело с монтажом и обеспечением оборудования. Между тем, здесь имеются большие возможности. Так, на днях мы без всяких нарядов купили пять станков, причем таких, каких не каждый раз получишь по наряду. Можно было бы купить массу станков, но мы этим делом не занимаемся. Сейчас у нас небольшое количество станков, но наше производство таково, что мы можем обходиться при очень незначительном количестве станков. Нужна особенно хорошая пневматика и электросварка. Станки импортные мы в этом году получим в количестве 200 штук. Своих станков отечественного производства получим меньше, но, если в течение сентября финансовое положение улучшится, в октябре мы получим много станков. Этим делом нужно заниматься, как следует. Думаю, что мы будем иметь их много, тем более, что в большинстве своем – это простейшие станки.

Магдеев (Магдеев Каюм Хайруллович, 1897 – 1938, нарком финансов ТАССР, репрессирован в 1937 году): Между содержанием проекта и те, что сказал т. Мухин, большой разрыв. Проект имеет социально-культурный уклон вместо того, чтобы в нем было заострено внимание на 2 – 3 главных участках. Мне кажется, что основное заключается в том, что наша основная стройка – Казмашстрой – во что бы то ни стало должна восстановить свою репутацию. Если люди в течение нескольких лет всех обманывали, не выполняли ни одного обещания, трудно сразу восстановить доверчивое отношение. Было бы не лишнее записать в проекте постановления пункт, осуждающий прошлую практику стройки и одобряющий тот путь, на который встало новое руководство. Только такая самокритическая оценка может помочь стройке изменить к ней отношение.
Нужно предложить всем хозяйственным и другим организациям установить более правильные взаимоотношения и оказывать максимальную помощь Казмашстрою. Самое большое затруднение – это скверное финансовое состояние. Однако, в проекте постановления нет и намека на то, чтобы поставить этот вопрос перед своим Главком и НКтяжпромом. Не будет лишним внести пункт, обязывающий т. Мухина расплатиться с долгами вообще, с бюджетом, в частности, который выдал Казмашстрою из резерва взаимообразно несколько сот тысяч рублей.

Иоффе (Иоффе Соломон Саулович, 1885 - ?, секретарь Ленинского, Сталинского райкомов ВКПб г. Казани, репрессирован в 1936 году): В первом полугодии 1934 года наша стройка резко сдала темпы. Это произошло после того, как она получила знамя правительства и ОК Татарии. Одним из больших недостатков является отсутствие борьбы хозяйственного аппарата за фондируемые материалы. В течение полутора года мы получали всякие материалы очень небольшими порциями и, когда поехали в Москву, то выяснилось, что центральный аппарат совершенно ничего не делал для снабжения стройки этими материалами, между тем, как мы могли их получить полностью. Так, мы могли и раньше получить толь для крыши, калориферы и т.д. Вопрос о цементе, клейбомассе, котлах разрешен в последние месяцы совершенно иначе, чем в течение целого года. По письму т. Абдуллина мы получили с помощью Украинской парторганизации 50 вагонов для перевозки наших грузов из Украины, но раньше мы этого никогда не делали. Финансовая политика, которая была раньше у Казмашстроя, зажимала целый ряд мероприятий. Возьмем гравий, бут и т.д. Этот материал вырабатывается артелями, которые не могут долго ждать оплаты своего материала. Мы являлись неисправными плательщиками, поэтому не получали от них ни бута, ни гравия.
Можно сказать, что наше строительство не готово к монтажу. Мы кое-как научились строить, но монтировать еще не умеем. По совести сказать, если бы осталось старое руководство, мы к монтажу не приступили бы и в будущем году.
Все эти моменты и предрешили, что в 1934 году мы выходим с худшими показателями по сравнению с 1933 годом.
Надо доложить Совнаркому о том, что за последний месяц рабочий коллектив Казмашстроя переживает целый ряд трудностей со снабжением. Приходилось принимать специальные меры через СНК и ОК с тем, чтобы подбросить горох и другие продукты. Необходимо добиться через Союзный Совнарком снабжения, приравненного в снабжению завода № 40.
Несколько слов о торгах. Наши торги не считают возможным идти на строительство. В частности, это относится к Татторгу. Между тем я считаю, что торговля должна быть переброшена на территорию Ленинского района. Мы приняли решение о закрытии почти всех своих магазинов в городе, за исключением одного, с тем, чтобы Татторг одновременно организовал торговлю на стройке.
Мне кажется, что наши совхозы имеет под собой определенную базу. Сейчас мы переживаем трудности роста, а не потому, что у них нет перспектив. Мы пошли по линии молочных совхозов (Лаишев) и будем иметь прекрасные молочные совхозы. Нужно только вложить основные фонды в виде материальных средств (коровы, зернохранилища) и выращивать породистых коров, заменяя ими малоудойных. Если бы имели 2 – 3 трактора и немного удобрений, у нас были бы образцовые совхозы. Нужно было обратиться в Наркомтяжпром с просьбой разрешить вопрос о банковском кредитовании на финансовой основе. Без помощи СНХ ТР мы ничего сделать не сможем.
Вопрос о жилищах стоит остро. Квалифицированных рабочих приехать некуда. Необходимы дополнительные ассигнования для того, чтобы в нынешнем и будущем году мы не терпели жилищного кризиса, который удорожает строительство.
На горьковском заводе констатирован огромнейший разрыв между передовой техникой и обслуживанием со стороны органов народного образования и здравоохранения. То же самое и у нас. На площадке нет школ, кроме одной небольшой в ИТР-ом поселке. Наркомпрос не занимается планированием своих работ в Ленинском районе, Наркомздрав провел наш пятилетний план через Госплан, наметил строительство больниц и т.д.
Вопрос о советской власти на территории ленинского района должен быть поставлен актуально. Вопрос о финансовом положении стройки Совнарком должен поставить перед т. Королевым, который приедет в Казань, очень резко.

Нургалеев (Нургалеев Барей Нургалеевич, 1900 - ?, преседатель горисполкома г. Казани в 1934 – 1935 годах): Руководство Казмашстроя коренным образом изменилось. В частности, руководство т. Мухина совсем иное по сравнению с тем, что было раньше. Однако, надо предупредить т. Мухина, что аппарат его впитал старые методы работы. В порядке ли бесед с работниками, совещаний, на практической ли работе т. Мухин должен заставить свой аппарат работать по-новому. Нужно поднять авторитет стройки, помочь ей, так как Казмашстрой сейчас, как никогда, в этом нуждается.
Те средства, что заложены в ОРС, ничего реального дать не могли. Нужно поставить перед центром вопрос о необходимости ассигнований на это дело. В резолюции надо отметить необходимость срочных мероприятий для укрепления ОРСа.
Если мы будем настаивать на переброске техникума из города, мы сорвем его работу.
Внутри комбината можно было бы мобилизовать внутренние ресурсы, что облегчит финансовое положение стройки. В постановлении надо записать, что новые дома должны быть запроектированы в соответствии с постановлением СНК – со всеми культурными мероприятиями.

Эскин (Эскин С.З., председатель Госплана ТАССР в 1934 – 1938 годы): Из доклада т. Мухина создается такое впечатление, что раньше мы не слышали объективной оценки состояния строительства, которая давала бы полный анализ и возможность бить по основным пунктам, которые обеспечили бы быстрое завершение строительства и освоение капиталовложений. Если бы грубо расшифровать то, что сказал т. Мухин, мы должны были бы сказать, что, идя дальше по тому пути, который был до последнего времени, мы стройки в этом году не завершили бы, не имели бы возможности хоть в малейшей степени поставить вопрос о выпуске к 1 января самолета. Скажу даже больше, что и в 1935 году мы работали бы с большими трудностями и едва ли освоили бы производство в первой половине 1935 года. Это должно характеризовать серьезное положение на стройке, работа на которой до последнего месяца шла в направлении, совершенно противоречащем необходимости, возможно скорейшей сдачи в эксплуатацию завода. Отсюда и большие трудности перед новым руководством. Отсюда и вывод, что стройке нужно помочь. Возьмем вопрос жилище. Этот вопрос заостряется не только сегодня. Мы слушали его в январе, в феврале, на конференции и т.д. Мы думали, по заверению руководства, что в этом году на Казмашстрое будет самый культурный способ строительства. Нас заверили, что в ближайшее же время стройка будет обеспечена монтажниками, а последние жилищем. Все это осталось не реализованным. Все расчеты сейчас должны идти на то, чтобы, возможно, быстрее произвести монтаж и подготовить завод к эксплуатации. По-видимому, мы не знали работу стройки внутренне, чтобы своевременно реагировать на недостатки и помогать ей. Мы всегда имели такую информацию, которая не давала возможности разобраться в истинном положении вещей. Сегодня первый доклад, дающий объективную, ясную картину положения, что, в свою очередь, облегчит и нашу помощь стройке.
Товарищи правильно подметили, что нужно создавать авторитет стройке, который крепко подрезан. Казмашстрою не верят. Перестали верить и мне в тех гарантиях, которые я даю за него.
Сегодня мы переживаем большие трудности с гравием и бутом. Не надо забывать, что здесь мы имеем дело с низовыми работниками, для которых чрезвычайно необходим авторитет. Они должны быть уверены, что стройка рассчитывает на их работу и продукцию сегодня же.
В связи с тем, что стройка не расплачивалась, на август месяц не была подана заявка на перевозки и все они (которые идут по воде) являются внеплановыми. Я считаю, что мер, поднятых сегодня в этом отношении, будет недостаточно, нужно быстро помочь стройке. Мы можем мобилизовать местный тоннаж и доставить некоторое количество бута. Тяжелее будет с гравием. Необходимо поставить перед Наркомводом вопрос, или командировать кого-нибудь в Москву с тем, чтобы добиться тоннажа.
Т. Мухин сказал, что электростанцию можно закончить позднее. Я должен предупредить, что уже в 1934 году мы имеем разрыв и в осенне-зимний пик мы должны поставить на жесткий принудительный график наши предприятия. Если увеличится потребность Казмашстроя, мы должны этот график еще более ограничить. Очевидно, этот вопрос нужно поставить в более реальной форме.
В связи с приближение зимы нужно формировать те работы, которые нас могут задержать зимой. Это относится к КРИБу и большим массовым бетонным работам.
Товарищ Мухин сказал о недостаточном выполнении полугодового плана. Надо отметить, что годовой план вполне можно выполнить. Наиболее трудоемкие работы уже проделаны (опалубка, арматура и т.д.). Самая дорогая работа бетонная, которая у нас впереди и которая даст всю сумму работ. Таким образом, план является реальным, но для его выполнения требуется известное напряжение…

На строительстве водозабора. Казань

Слева направо: Кравченко – начальник строительства Водозабора, Баскин – первый секретарь горкома партии, Шаханин – директор авиационного завода, Маршев – начальник строительства «Казмашстроя», Лепа – первый секретарь обкома КПСС. 1933 год.
(Баскин Вениамин Абрамович, 1906 – 1938, секретарь Казанского горкома ВКП(б), репрессирован в 1937 году. Шахарин Лев Николаевич, 1898 - ?, директор Казанского авиационного завода № 124/27, в 1937 году был исключен из партии, позднее восстановлен. Лепа Альфред Карлович, 1896 – 1937, секретарь Татарского обкома ВКП(б), репрессирован в 1937 году)

Филиппов (Филиппов Василий Никитович, с 1929 по 1934 года нарком юстиции и прокурор ТАССР): Я прошу Совнарком включить пункт, обязующий Наркомвнудел в декадный срок организовать Управление милиции в Ленинском районе. Вопрос упирается в отсутствие средств, но нужно постараться выделить на оставшиеся 4 – 5 месяцев 1934 года из бюджета необходимые средства. В 1935 же году будет полное основание включить нужную сумму в смету. Необходимо обязать НКФин, чтобы он не противился содержанию районного прокурора в Ленинском районе.

Ганеев (Ганеев Али Ганеевич, с 1932 года по 1934 год управляющий «Татэнерго»): Специальным пунктом нужно отметить, чтобы строительству ТЭЦ было обращено внимание в такой же степени, как и промстроительству. Учитывая тяжелое финансовое положение, я бы хотел предупредить строительство Казмашстроя о возможности затоваривания, которое приведет в еще более тяжелое положение строительство завода.

Башкиров (Башкиров Шаливали Галеевич, 1894 – 1938, нарком просвещения ТАССР, репрессирован в 1937 году): НКПросом приняты меры к разработке пятилетнего плана культурного строительства Ленинского района. К сведению т. Мухина: в этом году мы хотим обязательно занять старое здание управления Казмашстроя с тем, чтобы организовать там среднюю полную школу.

Власов (?): Я должен предупредить Казмашстрой о необходимости заключения договора с дорогой, срок которого уже истек. Все переброски нужно постараться включить в план.

Представитель водного транспорта: Никаких заявок от Казмашстроя, кроме заявки на перевозку гравия, который я доставлю в августе, ко мне не поступало. Цемент своим тоннажем я перевезти не смогу. Если Самара окажет помощь, может быть кое-что и доставим. Серьезно стоит вопрос с перевозкой дров, причем, надо сказать, что Самара в помощи нам отказала.

Лапин (?): Сегодня стоит вопрос об оказании Казмашстрою помощи материалами и оборудованием для земляных работ, около 2,5 тыс.к/мтр. Гравия, можем оказать помощь тоннажем в количестве одного, максимум двух, рейсов, можем дать пару баржей для цемента, если последний будет в таре. Если т. Мухин будет аккуратным плательщиком, некоторую помощь мы оказать можем. Что касается экскаватора, то получили мы его с большим трудом из Ижевска. Товарищи из Казмашстроя увидели его и требуют передать им. Мы вынимаем сейчас два котлована. По окончанию выемки мы можем передать экскаватор Казмашстрою, но, откровенно говорю, что иду на это с большой опасностью. Если руководство Казмашстроя не пойдет на такие вещи, которые допускал т. Кузнецов, то помогать ему можно. В 4-ом пункте проекта постановления нужно перенести срок передачи экскаватора на 10-е сентября.

Абрамов (Абрамов Киям Алимбекович, 1897 – 1938, председатель Совнаркома ТАССР, репрессирован в 1937 году): Я не буду повторять того, что уже сказал выступающий до меня товарищ о выполнении плана строительства Казмашстроя, однако, должен заметить, что при том финансовом состоянии, какое у него сейчас имеется, есть угроза выполнению плана. Строительство до сих пор не учитывало эффективности освоения капитала, который был направлен не в той очередности, в какой строительство должно было развертываться. То, что сейчас намечается новым руководителем при соответствующей активизации, обеспечит более нормальное освоение ассигнований. Мы иногда отрываемся от строительства Казмашстроя. Часто наша помощь извращалась организациями, которые оказывали практическую помощь. Т.т. Мухин и Иоффе должны преодолеть прежнюю практику и восстановить то доверие, которое имело это строительство первоначально.
По линии Татснабсбыта и Татастройтреста мы можем помочь Казмашстрою местными стройматериалами.
Необходимо добиться включения в центарлизованный план перевозок и заключения новых договоров с Управлением железной дороги.
Посмотреть, что можно сделать по линии водного транспорта, которое кое-что может сделать самостоятельно без помощи Самары.
Строительство электростанции необходимо форсировать. Если этого не будет, мы не сможем удовлетворить потребность в электроэнергии. Необходимо настаивать перед т. Королевым и Союзным правительством на том, чтобы электростанцию закончить не позднее первой половины 1935 года.
Темпы жилищного строительства не обеспечивают размещения кадровых рабочих Казмашстроя. Было бы целесообразно поставить перед т.т. Королевым и Орджоникидзе вопрос о более форсированном темпе жилищного строительства. Тут же поставить вопрос о дополнительном финансировании.
Принять решение – с 15 августа начать вербовку рабочих в нескольких районах. Что касается более квалифицированной части, то мне кажется, что мы здесь можем немного помочь. В культурном строительстве Наркомпрос несколько отстал от НКЗдрава. Этот вопрос нужно пересмотреть вместе с Казмашстроем. Вопрос о переводе Авиационного техникума на площадку можно пересмотреть, что же касается школы, то здесь никаких разговоров быть не может: старое помещение Управления должно быть передано НКПросу.
Вопрос об организации Райсовета в Ленинском районе нужно поставить перед центром. Несмотря на некоторые материальные затраты, милицию нужно туда дать.
Перед Совнаркомом Союза поставить вопрос о включении рабочих Казмашстроя в особый список.
Узаконить положение совхозов. Просмотреть все планы развития сельского хозяйства Казмашстроя с тем, чтобы на 1935 год добиться некоторых ассигнований.
Поручить Госплану с привлечением соответствующих работников рассмотреть вопрос об участке для гидродрома и о канализации.
Поручить т.т. Эскину, Мухину, Нургалееву, Штукатеру (Штукатер Вениамин Львович, 1905 – 1938, начальник строительства Казанской фабрики кинопленки, репрессирован в 1937 году) в двухдневный срок отредактировать на основе обмена мнениями проект постановления.

Созыв за т. Эскиным.

На этом текст стенограммы заканчивается.

Вы, возможно, обратили внимание, что в отдельных случаях в текст стенограммы я вносил краткую информацию. Эта информация взята мной из научно-документального журнала «Гасырлар авазы» («Эхо веков»), издающегося в Казани, статьи «Из стенограммы 2-го пленума Татобкома ВКП(б)» (1998 год, № ¾) и «Татарстан в расстрельных списках Сталина» (2003 год, № ½)
Упомянутые расстрельные списки включали в себя по всему Союзу в 1937-1938 гг. более 40 тысяч только расстрелянных. Подписи на списках: Сталина – на 357 списках, Молотова – на 372, Кагановича – на 188, Ворошилова – на 185, Жданова – на 176, Микояна – на 8, Ежова – на 8 списках.
Из списков лиц, подлежащих суду Военной Коллегии Верховного Суда СССР по Татарской АССР за 1937-1938 гг. в указанном журнале опубликованы следующие:
10 июля 1937 года (За – Сталин, Молотов): 1 категория - 33 человека, 2 категория – 16 человек;
7 сентября 1937 года (За – Сталин, Молотов, Каганович, Ворошилов, Ежов: 1 категория – 25 человек, 2 категория – 16 человек;
21 октября 1937 года (За – Сталин, Молотов, Каганович, Ворошилов): 1 категория – 11 человек, 2 категория – 20 человек;
19 апреля 1938 года (За – Сталин, Молотов, Каганович, Жданов): 1 категория – 8 человек, 2 категория – 2 человека;
19 апреля 1938 года (За – Сталин, Молотов, Каганович, Жданов): 1 категория – 155 человек, 2 категория – 18 человек;
12 сентября 1938 года (За – Сталин, Молотов, Жданов): 1 категория – 197 человек, 2 категория – 35 человек.
Как правило, все включенные в данные списки, были расстреляны или получили сроки заключения от 10 до 25 лет

Написать комментарий