Как читать поколенные росписи

Пока мы с Галиной наполняем содержание блога самыми разнообразными рассказами о Казани и ее окрестностях, воспоминаниями детства, рассказами о путешествиях и так далее, возможно, кому-то думается, что мы давно уже забыли про подмосковных старообрядцев. Это далеко не так. Поисковая работа «за кадром» блога идет, не прекращаясь. А поколенные росписи, которые в некоторой (безусловно, неполной) мере описывают старообрядческие семьи деревень Смолево, Молоково, Лопаково, Гора, Костино, Кузяево, пусть понемногу, но множатся. Построено 35 поколенных росписей, которые охватывают 83 старообрядческие фамилии.
И в какой-то момент стало понятно, что без специальной инструкции для прочтения такого старообрядческого Родословца, не обойтись.

Росписи, естественно, построены на основании архивных документов. Как правило, хронологически первым документом для данных росписей является перепись 1716 года. В отдельных случаях удается вести роспись от переписных книг 1646 года. Но иногда человек, от которого начинается поколенная роспись, впервые упоминается в более поздних документах, тем не менее, после некоторых колебаний было решено включать в Родословец и такие росписи.
К сожалению, в отношении Селнинской волости, в которую входили пять из рассматриваемых деревень, а также Гжельской волости, куда входило Кузяево, в архивах не удалось найти многих важных для составления росписей документов, а именно: переписных книг 1676 года, третьей 1763, четвертой 1783 и пятой 1796 года ревизий.
Самые поздние из архивных документов, которые были использованы при построении поколенных росписей:
для деревень Смолево и Молоково – Списки избирателей по выборам в уездное Земство 1917 года, а также Книги о родившихся, Книги о бракосочетаниях, Книги об умерших Покровских старообрядческих общин неприемлющих окружного послания этих деревень;
для деревни Лопаково – Список избирателей по выборам в уездное Земство 1917 года;
для деревень Костино и Гора – «Перепись раскольников Австрийского согласия, проживающих в десяти деревнях, приписанных к Крестовоздвиженской, в Селине, Богородского уезда, церкви» 1900 года;
для деревни Кузяево – Список избирателей по выборам в уездное Земство 1917 года, а также Старообрядческие метрические книги общины деревни Кузяево с 1906 по 1920 годы.
В отдельных случаях использовались также те материалы, что представлены в Книгах памяти Орехово-Зуевского и Раменского районов Московской области, и, наконец, та информация, что была собрана нами с Галиной при изучении старообрядческих некрополей всех шести деревень.
Вместе с тем, следует считать, что приведенные поколенные росписи описывают период преимущественно с конца 17 века до 1917 года. Сделано это намеренно, поскольку по ряду причин и, в первую очередь, в связи с недостатком архивных документов, в наши планы не входило изучение советского периода.

В названии поколенной росписи указывается тот дальний предок, от которого данная роспись начинается, как правило, приводятся его имя и полуотчество, год и место рождения. В двух случае по переписи 1716 года удалось установить фамилию, поэтому пишем: «Поколенная роспись от Землина Михайлы Арефьева 1656 года рождения из деревни Молоково…», а также «Поколенная роспись от Ивана Старкова около 1655 года рождения из деревни Лопаково…». В отдельных случаях удалось также вести поколенную роспись от человека, упоминающегося в переписных книгах 1646 года, например, «Поколенная роспись от Остюшки Дмитриева около 1600 года рождения из деревни Молоково…», при этом, сохраняя написание имени-полуотчества таким, каким оно приводится в документе.
Наконец, есть случаи, когда человек, от которого начинается роспись, приводится только под одним своим именем, например: «Поколенная роспись от Клима около 1655 года рождения из деревни Кузяево…». Это происходит потому, что в переписи 1716 года упоминается только жена Клима, причем, уже во втором своем браке с Егором Денисовым, а также ее сын (пасынок Егора Денисова) Егор Клементьев, по которому, следуя логике ведения поколенных росписей по мужской линии, реконструируется и сам Клим.
В названии также приводятся все фамилии, которые позднее произошли от данного предка. Следует оговорить, что иногда перечень этих фамилий записан следующим образом, например: «Поколенная роспись от Ивана Родионова 1646 года рождения из деревни Костино. Агафоновы, Трушаковы, Пышенковы, Черкасовы, Шлыковы (Костино), Гафилины (Смолево)».
Указание в скобках места проживания необходимо нам в связи с двумя обстоятельствами. Первое из них (в отношении Шлыковых) - то, что речь идет о Шлыковых, проживавших в Костино, в то время, как, например, в Лопаково также проживали Шлыковы, но доказать родство костинских и лопаковских Шлыковых между собой нам не удалось. Второе обстоятельство (в отношении Гафилиных) – то, что Гафилины, корни которых, безусловно, из Костино, начиная с праправнука Ивана Родионова, Артема Трофимовича 1746 года рождения, перебрались в Смолево, где и приобрели свою фамилию.
Небольшой фрагмент поколенной росписи (для одной персоны) выглядит следующим образом:

«98-55. Соколов Иван Михайлович (1850-1920)
Пол: мужской, продолжительность жизни: 70, место жительства: Смолево.
• 1850: Родился. Отец: Соколов Михаил Яковлевич, мать: Соколова (Демина) Авдотья Яковлевна.
• До 1870: Женился
• 1870: Родился Тимофей (149-98)
• 1876: Родился Терентий (150-98)
• 1877: Родился Митрофан (151-98)
• 1878: Родилась Домна (152-98)
• 1878: Родилась Аксинья (153-98)
• 1890: Родилась Елизавета (154-98)
• 1895: Родилась Анна (155-98)
• 1896: Родилась Агафья (156-98)
• 1903: Родилась Марфа (157-98)
• 1920: Умер
Жена: Соколова (Карпова) Авдотья Иовлевна, продолжительность жизни: 64, место жительства: Смолево.
• 01.03.1850: Родилась. Отец: Карпов Иов Иванович, мать: Карпова (неизвестна) Агафья Калинина.
• Около 1915: Умерла»

Очень важное (если - не главное) в поколенной росписи – это номер, под которым человек в росписи записан. Этот номер двойной, в данном случае, «98-55». Первая цифра – порядковый номер персоны в данной росписи, а вторая – порядковый номер его отца в той же росписи. Поэтому отца Соколова Ивана Михайловича, Соколова Михаила Яковлевича, в данной поколенной росписи нужно искать по порядковому номеру 55. Собственно, вся логика последовательных родственных связей этим двойным номером и определяется. Иногда (и очень редко) второй номер – это порядковый номер его матери. Происходит такое в двух случаях: либо отец в архивных документах не записан, либо он известен, но его собственной родословной в нашей совокупности поколенных росписей нет (подробно о данном случае – ниже).

Вслед за двойным номером записаны: фамилия (в случае ее наличия), имя и отчество человека, к которому этот номер относится. Когда записываются женские фамилия, имя, отчество, то запись эта существует в нескольких вариантах. Конечно, есть и бесфамильный вариант. Вариант первый (из «фамильных»), например такой: «Соколова (Карпова) Авдотья Иовлевна», здесь «Соколова» - фамилия по мужу, а «Карпова» - фамилия по отцу. Вариант второй: «Казакова (неизвестна) Авдотья Ивановна» говорит о том, что фамилия по отцу либо неизвестна, либо при заключении брака у Авдотьи Ивановны, как и у ее родителей, фамилии еще нет. Третий вариант записи: «Казакова Аксинья Федоровна» в том случае применяется, когда данная персона документально известна нам только в добрачный период, либо она сохраняет фамилию отца, поскольку не состоит в браке. Наконец, пример последнего из вариантов записи: «(Казакова) Федосья Тимофеевна», из которого известно, что Федосья Тимофеевна замуж-то точно вышла, но либо мы ничего не знаем о ее муже, либо в документах он приводился без указания фамилии.
Вслед за фамилией, именем, отчеством в скобках приведены даты рождения и смерти, если она произошла. Конечно, наиболее полным вариантом записи будет следующий: «Демин Федор Савельевич (05.03.1836-12.09.1894)». Вместе с тем, точные даты рождения и смерти известны далеко не всегда, а в ревизиях, переписях и исповедных ведомостях можно найти только год рождения или смерти, причем год смерти в этих документах также может быть не указан.
Например, в переписи 1716 года может быть записано таким образом: «Вдова Пелагея Лукьянова дочь Ефтифиевская жена семидесяти семи лет», в связи с чем становится известен только факт смерти мужа Пелагеи Лукьяновой, но и год его рождения, и год его смерти остаются неизвестными. В первой ревизии 1719 года также нет записей о смерти, о ней сообщается лишь косвенно, например: «Леонтий тридцати лет Иван двадцати восьми лет Григорий двадцати пяти лет Романовы дети», при этом, по крайней мере, теоретически не исключен вариант, что их отец Роман еще жив, но проживает в другом дворе или другом селении. Не пишется год смерти и во второй ревизии 1748 года, а ее факт указывается лишь следующим образом, например: «Умершего Андрея Васильева сын Ларион 10».
И только в «заразных скасках» 1773 года год смерти упоминается, скажем, так: «Симион Сидоров 52 умре в 768», хотя встречается и следующий тип записи: «Умершего Степана Прокофьева жена вдова Марфа Иванова 70 лет», в отношении которой следует предполагать, что Степан Прокофьев умер до ревизии 1763 года, следовательно, год его смерти и не указан в переписи 1773 года. Наконец, перепись 1773 года интересна тем, что указан год смерти женщин (в период с 1763 по 1773 год) таким образом: «Жена его Ефросинья Андреева умре в 773». Это важный момент, поскольку далее год смерти указан только в метрических книгах Рогожского кладбища (преимущественно за период 1841 – 1854 годов), либо в сохранившихся каким-то чудом метрических книгах старообрядческих общин самих деревень. Например, для Смолево и Молоково найдены старообрядческие метрические книги за период 1913 – 1916 годов.
В связи с тем, что информация в документах зачастую неполная, в скобках, в которых записаны даты рождения и смерти, во многих случаях год указан с приставками «Около», «До», «После» и «Между», например: «Викул (До 1650-между 1681 и 1716)». Появление самой персоны «Викул», несмотря на то, что в переписи 1716 года о нем ничего не говорится, обусловлено тем, что известны его дети, которых целесообразно свести в одну поколенную роспись. Причем годы жизни Викула полностью реконструированы следующим образом: запись «До 1650» определена годом рождения его старшего из известных нам детей минус минимально допустимый для бракосочетания возраст, а запись «Между 1681 и 1716» указывает на период от рождения младшего из детей до года переписи.
Следует отметить, что год смерти мужчин в последних ревизиях (с шестой ревизии 1811 года по десятую ревизию 1858 года), как правило, указан. Но те же данные о смерти в отношении женщин не приводятся совершенно. В переписи 1869-1871 не приводятся сведения о смерти как мужчин, так и женщин. Стандартная запись в таких случаях такая: «Вдова Наталья Тимофеева 45 лет», и несмотря на наличие у нее ребенка 4 лет, ничего не сказано об ушедшем незадолго до переписи муже. Практически во всех случаях в переписи 1869-1871 годов выяснить имя умершего мужа вдовы можно лишь при наличии у нее детей, у которых указано отчество.

Вот по этой причине, а также по причине крайне малого числа старообрядческих метрических книг, в которых указываются точные даты рождений, бракосочетаний, смерти, мы вынуждены пользоваться приставками «Около», «До», «После» и «Между». Конечно, они не противоречат истине. Появляются приставки преимущественно следующим образом. Предположим, рождается в 1815 году в семье Барченковых Анисима Ивановича и Авдотьи Антоновны из деревни Лопаково дочь Елена. В ревизии 1816 года ей всего год от роду. Живет Елена с родителями и в 1834 году, когда восьмая ревизия проходит. А вот в девятой ревизии 1851 года, когда и родители живы и детей полон дом, Елены в семье нет. Здесь два варианта: либо Елена не дожила до 1851 года, либо, скорее всего, успела выйти замуж, поскольку ее возраст для этого дела самый, что ни на есть, подходящий. Конечно, поискали мы Елену Анисимовну не только в Лопаково, но и в соседних деревнях, но не нашли. Поэтому и были вынуждены указать, что умерла она «После 1834», хотя вполне возможно, что прожила наша Елена Анисимовна еще, например, лет 50 после 1834 года. Примерно то же самое и в отношении других приставок можно сказать.

Центральный момент формирования семьи – брак. В переписи 1716 года о браках не сообщается, не говорится о том, куда замуж отдаются «девки», из каких поселений пришли в замужество в данную деревню. Понятно, что и речи нет о браках в первой и второй ревизиях, поскольку там фиксировались только жители мужского пола.
Зато в «заразных скасках» к этому вопросу подошли обстоятельно и сообщается, например, что «Матрона выдана в замужество в вотчину графа Петра Борисовича Шереметьева в деревню Софоново», а «…дочь Федосья выдана в замужество в Дворцофой Конешеную Бронницкую волость в деревню Губино», либо просто, что, дескать, выдана замуж в той же деревне, отчего (в последнем случае) одна и та же женская персона повторяется в переписи деревни дважды: сначала во родительском дворе, откуда выдали, а затем во дворе проживания мужа. И это очень хорошо, что дважды, поскольку в противном случае было бы неизвестно в каком возрасте та же Матрона или Федосья выданы в замужество. Можно заметить, что в отношении девиц во всех случаях применяется оборот «выдана в замужество», а вот, если речь идет о втором браке, то не исключена запись в такой формулировке «вышла замуж», например: «У Леонтия жена Анисья Лаврентьева вышла замуж в Дворниково», что было бы несколько непонятно, если бы выше не было написано: «Леонтий 22 умре 769» (возраст Леонтия в этом случае указан на третью ревизию 1763 года). В том же селении, куда вышла замуж женщина, будет написано «взята замуж», а в большинстве мест для экономии, видимо, - просто «взята». Начиная с переписи 1773 года в большинстве ревизий (кроме шестой 1811 года, в которой также записаны только жители мужского пола) практика записи о том, куда и откуда перемещались невесты, более или менее исправно осуществлялась.
Вот эта двойная запись и натолкнула меня на мысль о том, что и мне также поступать следует. И стал я заводить в случае известного брака две почти одинаковые персоны: идентичные по фамилии, имени, отчеству, годам жизни, но одна персона «вписана» в родительскую семью с указанием в примечании, за кого вышла замуж, а у другой – своя семья с мужем с указанием в примечании, кто ее родители.
За счет этого моего «нововведения» удалось исключить из поколенных росписей повторения, с которыми объем росписи порой достигал 150 страниц, и уменьшить объем каждой росписи в 4-5 раз. Но в этом случае пришлось вводить ссылки. Выглядят они, например, следующим образом:
«42-21. Волкова (Соколова) Агафья Михайловна (1804-После 1870). Пол: женский, продолжительность жизни: 66, место жительства: Смолево. До 1825 года вышла замуж в Смолево за Волкова Игната Яковлевича (О семье см. Поколенную роспись от Фадея Моисеева 1743 года рождения из деревни Смолево, 10-2)».
В моем воображении человек, интересующийся жизнью Агафьи Михайловны, легко найдет роспись от Фадея Моисеева и нужный номер в ней. Под этим номером будет числиться Волков Игнат Яковлевич, указаны те перипетии его с Агафьей Михайловной совместной жизни, которые удалось выяснить в архивных документах.

Ну, вот, пожалуй, и все, что хотел сказать о чтении составленных мной поколенных росписей. Остальные записи: когда дети родились, и когда кто умер, понятны…

“Как читать поколенные росписи”

Комментариев 2

  1. Валентина 08 Янв 2013 в 23:17 ссылка на комментарий

    Галина и Владимир! Удивительное дело - интересно читать ваш блог с любой статьи или страницы. И в любом порядке! Совсем немного таких книг я вспомню - скорее всего, это письма (переписка) из серии “Литературные памятники?” или архивов РГАЛИ! Но ведь в них известные персоны, и события известны, либо в историческом или литературном ракурсе. А тут -крестьяне, старообрядцы! А увлекает! Молодцы Вы!

    А еще как диковинный механизм рассматриваю конструкцию сайта, как выстраиваются-цепляются, не теряются, а сами находятся темы. Автору механизма особое моё восхищение передавайте!

    Очень полезны методические советы, как например эта тема. Спасибо.

  2. Владимир 09 Янв 2013 в 8:01 ссылка на комментарий

    Валентина, спасибо за положительную оценку материалов! У Вас всегда находится доброе слово - это приятно.

Написать комментарий